Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - Умысел хулиганских действиях приме

Умысел хулиганских действиях приме

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 ноября 2007 г. N 45 г. Москва «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений»


В целях обеспечения правильного и единообразного применения законодательства об уголовной ответственности за хулиганство и иные преступления, совершенные из хулиганских побуждений, Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет дать судам следующие разъяснения: 1.

В соответствии с законом уголовно наказуемым хулиганством может быть признано только такое грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, которое совершено с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

При решении вопроса о наличии в действиях подсудимого грубого нарушения общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу, судам следует учитывать способ, время, место их совершения, а также их интенсивность, продолжительность и другие обстоятельства. Такие действия могут быть совершены как в отношении конкретного человека, так и в отношении неопределенного круга лиц.

Явное неуважение лица к обществу выражается в умышленном нарушении общепризнанных норм и правил поведения, продиктованном желанием виновного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним.

Суду надлежит устанавливать, в чем конкретно выражалось грубое нарушение общественного порядка, какие обстоятельства свидетельствовали о явном неуважении виновного к обществу, и указывать их в приговоре. 2. Под применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, следует понимать умышленные действия, направленные на использование лицом указанных предметов как для физического, так и для психического воздействия на потерпевшего, а также иные действия, свидетельствующие о намерении применить насилие посредством этого оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

3. При квалификации действий лица по пункту «а» части 1 статьи 213 УК РФ судам следует при необходимости на основании заключения эксперта устанавливать, является ли примененный при хулиганстве предмет оружием, предназначенным для поражения живой или иной цели. При наличии к тому оснований действия лица, применившего при совершении хулиганства оружие, должны дополнительно квалифицироваться по статье 222 УК РФ. Под предметами, используемыми в качестве оружия при совершении хулиганства, понимаются любые материальные объекты, которыми, исходя из их свойств, можно причинить вред здоровью человека.

В случаях, когда в процессе совершения хулиганства лицо использует животных, представляющих опасность для жизни или здоровья человека, содеянное с учетом конкретных обстоятельств дела может быть квалифицировано по пункту «а» части 1 статьи 213 УК РФ. 4. Применение в ходе совершения хулиганства незаряженного, неисправного, непригодного оружия (например, учебного) либо декоративного, сувенирного оружия, оружия-игрушки и т.п. дает основание для квалификации содеянного по пункту «а» части 1 статьи 213 УК РФ.

5. При квалификации действий виновного как хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, суды должны исходить из требований, предусмотренных частью 2 статьи 35 УК РФ. При решении вопроса о квалификации таких действий по части 2 статьи 213 УК РФ, судам следует иметь в виду, что предварительная договоренность должна быть достигнута не только о совершении совместных хулиганских действий, но и о применении оружия или предметов, используемых в качестве оружия, либо о совершении таких действий по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы любым из соучастников. Для квалификации содеянного не имеет значения, всеми ли лицами, договорившимися о совершении такого преступления, применялись оружие или предметы, используемые в качестве оружия.

В случае если одно лицо в ходе совершения совместных противоправных действий при отсутствии предварительного сговора с другими участниками преступления применило оружие или предметы, используемые в качестве оружия, либо продолжило хулиганские действия по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, содеянное им при наличии к тому оснований подлежит квалификации по соответствующему пункту части 1 статьи 213 УК РФ (статья 36 УК РФ). Действия других участников, не связанных предварительным сговором и не применявших оружие или предметы, используемые в качестве оружия, а также не совершавших преступные действия по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, не образуют состава указанного преступления.

При наличии к тому оснований такие действия могут быть квалифицированы как мелкое хулиганство (статья 20.1 КоАП РФ).

6. В случае если лицо вовлекло несовершеннолетнего в совершение преступления, предусмотренного статьей 213 УК РФ, его действия подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных соответствующей частью статьи 213 УК РФ и частью 4 статьи 150 УК РФ (за вовлечение несовершеннолетнего в преступную группу). 7. Как хулиганство, связанное с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка (часть 2 статьи 213 УК РФ), следует квалифицировать действия виновного в том случае, когда сопротивление оказано непосредственно во время совершения уголовно наказуемых хулиганских действий. В тех случаях, когда сопротивление представителю власти оказано лицом после прекращения хулиганских действий, в частности в связи с последующим задержанием, его действия подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 213 УК РФ и соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ, предусматривающей ответственность за совершенное преступление (например, по статье 317 или статье 318 УК РФ).

8. Под сопротивлением представителю власти или иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка, следует понимать умышленные действия лица по преодолению законных действий указанных лиц, а также действий других граждан, пресекающих нарушение общественного порядка, например, при задержании лица, совершающего хулиганство, его обезоруживании, удержании или воспрепятствовании иным способом продолжению хулиганских действий. 9. Хулиганские действия, связанные с сопротивлением представителю власти, в ходе которого применено насилие, как неопасное, так и опасное для жизни и здоровья, надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 213 УК РФ и соответствующей частью статьи 318 УК РФ.

Если лицо при сопротивлении лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка, умышленно причинило ему тяжкий или средней тяжести вред здоровью либо совершило его убийство, содеянное при наличии к тому оснований следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 213 УК РФ и соответственно пунктом «а» части 2 статьи 111 УК РФ, пунктом «б» части 2 статьи 112 УК РФ или пунктом «б» части 2 статьи 105 УК РФ, как совершение указанных преступлений в отношении лица в связи с осуществлением им служебной деятельности или выполнением общественного долга.

Если лицо при сопротивлении лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка, умышленно причинило ему тяжкий или средней тяжести вред здоровью либо совершило его убийство, содеянное при наличии к тому оснований следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 213 УК РФ и соответственно пунктом «а» части 2 статьи 111 УК РФ, пунктом «б» части 2 статьи 112 УК РФ или пунктом «б» части 2 статьи 105 УК РФ, как совершение указанных преступлений в отношении лица в связи с осуществлением им служебной деятельности или выполнением общественного долга. 10. К лицам, исполняющим обязанности по охране общественного порядка, следует относить военнослужащих, лиц, осуществляющих частную детективную и охранную деятельность, привлекаемых к охране общественной безопасности и общественного порядка, должностных лиц органов местного самоуправления, которые по специальному полномочию органа местного самоуправления осуществляют функции по охране общественного порядка. Под иными лицами, пресекающими нарушение общественного порядка, понимаются лица, хотя и не наделенные какими-либо полномочиями, однако участвующие в пресекательных действиях по собственной инициативе.

11. Имея в виду, что состав преступления, предусмотренный статьей 213 УК РФ, не содержит такого признака объективной стороны преступления, как применение насилия (причинение вреда здоровью человека различной степени тяжести), и с учетом того, что при хулиганстве умысел направлен на грубое нарушение общественного порядка, в случаях, когда в процессе совершения хулиганства потерпевшему, а также лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка либо пресекающему хулиганские действия, нанесены побои или причинен вред здоровью различной степени тяжести из хулиганских побуждений, содеянное надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных соответствующей частью статьи 213 УК РФ и частью (пунктом части) соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса РФ, предусматривающей ответственность за преступление против личности. 12. Судам следует отграничивать хулиганство, ответственность за которое предусмотрена статьей 213 УК РФ, от других преступлений, в том числе совершенных лицом из хулиганских побуждений, в зависимости от содержания и направленности его умысла, мотива, цели и обстоятельств совершенных им действий. Под уголовно наказуемыми деяниями, совершенными из хулиганских побуждений, следует понимать умышленные действия, направленные против личности человека или его имущества, которые совершены без какого-либо повода или с использованием незначительного повода.

При этом для правильного установления указанных побуждений в случае совершения виновным насильственных действий в ходе ссоры либо драки судам необходимо выяснять, кто явился их инициатором, не был ли конфликт спровоцирован для использования его в качестве повода к совершению противоправных действий.

Если зачинщиком ссоры или драки явился потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его противоправное поведение, лицо не подлежит ответственности за совершение в отношении такого потерпевшего преступления из хулиганских побуждений.

Причинение вреда здоровью человека различной степени тяжести или совершение убийства по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы при отсутствии иных признаков преступления, предусмотренного статьей 213 УК РФ, следует квалифицировать по соответствующим статьям, частям и пунктам Уголовного кодекса РФ, предусматривающим ответственность за преступления против личности (например, по пункту «е» части 2 статьи 112 УК РФ). 13. С учетом того, что субъективная сторона хулиганства характеризуется прямым умыслом, оскорбления, побои, причинение вреда здоровью человека различной степени тяжести, совершенные в семье, в отношении родственников, знакомых лиц и вызванные личными неприязненными отношениями, неправильными действиями потерпевших и т.п., при отсутствии признаков преступления, предусмотренного частью 1 статьи 213 УК РФ, должны квалифицироваться по статьям Особенной части Уголовного кодекса РФ, предусматривающим ответственность за преступления против личности. 14. Умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, совершенные из хулиганских побуждений и повлекшие причинение значительного ущерба, следует квалифицировать по части 2 статьи 167 УК РФ.

В тех случаях, когда лицо, помимо умышленного уничтожения или повреждения имущества из хулиганских побуждений, совершает иные умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок, выражающие явное неуважение к обществу (например, с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия в отношении физического лица), содеянное им надлежит квалифицировать по части 2 статьи 167 УК РФ и соответствующей части статьи 213 УК РФ. При решении вопроса о том, причинен ли потерпевшему значительный ущерб, судам следует исходить из стоимости уничтоженного имущества или стоимости восстановления поврежденного имущества, значимости этого имущества для потерпевшего, его материального положения.

15. Вандализм, совершенный по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, следует отличать от хулиганства, совершенного по тем же мотивам. При вандализме нарушается не только общественный порядок, но и причиняется вред имуществу путем осквернения зданий и иных сооружений, порчи имущества на транспорте или в иных общественных местах.

В тех случаях, когда наряду с вандализмом (статья 214 УК РФ) лицо совершает хулиганство, ответственность за которое предусмотрена статьей 213 УК РФ, содеянное следует квалифицировать по совокупности названных статей Уголовного кодекса РФ. 16. Рекомендовать судам при установлении в ходе судебного разбирательства дел о хулиганстве, а также об иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений, обстоятельств, способствовавших совершению преступлений, и нарушений прав и свобод граждан реагировать на эти обстоятельства путем вынесения частных определений (постановлений), обращая внимание соответствующих организаций и должностных лиц на указанные обстоятельства и факты нарушения закона, требующие принятия необходимых мер (часть 4 статьи 29 УПК РФ).

Председатель Верховного Суда Российской ФедерацииВ. ЛебедевСекретарь Пленума, судья Верховного Суда Российской ФедерацииВ. Демидов

Субъективная сторона хулиганства

Субъективная сторона является обязательным субъективным признаком состава преступления.

В теории уголовного права под субъективной стороной преступления понимают психическую деятельность лица, непосредственно связанную с совершением преступления . Признаки субъективной стороны классифицируют на обязательные (основные) и факультативные.

Основной признак — вина, факультативные — мотив, цель, эмоциональное состояние. Факультативные признаки в составах преступлений указываются лишь тогда, когда они определяют сущность преступления, либо существенно влияют на характер или степень общественной опасности содеянного .

Таким образом, для хулиганства вина и мотив являются обязательными признаками субъективной стороны. Рассмотрим эти признаки более подробно.

В теории уголовного права под виной понимают выраженное в форме умысла или неосторожности психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию, предусмотренному уголовным законом и его последствиям 0 . Вина характеризуется двумя элементами: интеллектуальным и волевым.

Согласно ч.1 ст.24 УК выделяются две формы вины — умысел и неосторожность. Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий, предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления. Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично.

Под мотивом следует понимать обусловленные определенными потребностями и интересами внутренние побуждения, которыми оно руководствовалось при его совершении .

Таким образом, субъективная сторона хулиганства — это психическая деятельность лица, непосредственно связанная с совершением хулиганства.

Обязательные признаки субъективной стороны хулиганства — вина и мотив.

Субъективная сторона преступления имеет большое значение для правильной квалификации преступления. Как справедливо указывает Б.А. Куринов: «во многих случаях при осуществлении уголовноправовой квалификации именно форма психического отношения лица позволяет отграничить одно преступление от других смежных составов преступлении.» .

Куринов:

«во многих случаях при осуществлении уголовноправовой квалификации именно форма психического отношения лица позволяет отграничить одно преступление от других смежных составов преступлении.»

. Применительно к субъективной стороне хулиганства, рассмотрим каждый из ее обязательных признаков — вину, мотив более подробно.

Форма вины хулиганства неоднозначно определяется в науке уголовного права. Так, в 1966г. Ю.А. Красиков писал, что определение хулиганства не содержит основных признаков, характеризующих его субъективную сторону . Аналогичное мнение высказывал И .Я.

Козаченко1 п. В ст.213 УК отсутствует указание на форму вины при совершении хулиганских действий. Полагаем, хулиганство является только умышленным преступлением. Однако вопрос о форме умысла хулиганства является одним из наиболее дискуссионных в науке уголовного права.

Все имеющиеся позиции по данному вопросу следует разделить на несколько групп: представители первой считают, что хулиганство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом . Представители второй группы (она наиболее многочисленная) считают, что хулиганство совершается только с прямым умыслом. Этой позиции придерживаются В.М.

Лебедев , А.И. Чучаев, Н.А. Громов, Е.И. Овчаренко. Третьи же полагают, что преступление, предусмотренное ст.213 УК, совершается только с косвенным умыслом .

Думается, хулиганство совершается только с прямым умыслом.

Это обуславливается спецификой хулиганского и «экстремистского» мотивов. Этой точки зрения уже давно придерживается и судебная практика. Так, Центральным районным судом г.Челябинска М. признан виновным в совершении хулиганства. Рассматривая дело М., Судебная коллегия Верховного Суда РФ по уголовным делам в определении от 29 апреля 1997г.
Рассматривая дело М., Судебная коллегия Верховного Суда РФ по уголовным делам в определении от 29 апреля 1997г.

указала следующее: «согласно закону хулиганство — умышленное преступление, совершаемое с прямым умыслом. При этом лицо сознает, что грубо нарушает общественный порядок и выражает явное неуважение к обществу» .

Аналогичное разъяснение содержится также и в других судебных постановлениях Президиума Верховного суда РФ, областных и республиканских судов. Следует заметить, что наличие умысла на применение оружия или иных предметов, но отсутствие умысла на грубое нарушение общественного порядка исключает возможность привлечения лица к уголовной ответственности по п.«а» ч.1 ст.213 УК.

Приведем пример из практики. По приговору Тимирязевского районного суда г.Москвы О. признан виновным в грубом нарушении общественного порядка, выражавшем явное неуважение к обществу, совершенном с применением оружия, а также в убийстве К. Преступление было совершено при следующих обстоятельствах.

От своей жены О. стало известно, что у нее с К. часто происходили ссоры: тот ставил свою машину под окнами их квартиры, расположенной на первом этаже. Около 20 час. 50 мин. он находился на кухне у себя дома.

Услышав громкие крики, К. вышел на улицу, потребовал от мужчин прекратить крики, а затем дважды выстрелил из ружья в сторону машины, после чего двое мужчин побежали в сторону, а он перезарядил ружье.

В постановлении по делу, Президиум Московского городского суда указал, что не подтверждено наличие у О.

прямого умысла на совершение грубого нарушения общественного порядка и проявления явного неуважения к обществу при производстве им из охотничьего ружья выстрелов в сторону машины потерпевшего и его друзей. При таких обстоятельствах квалифицировать деяние как хулиганство с применением оружия невозможно . Для квалификации деяния как «экстремистского» хулиганства, необходимо, чтобы умысел виновного был направлен не только на унижение другого человека по указанному в п.«б» ч.1 ст.213 УК мотиву, но и на грубое нарушение общественного порядка, выражение явного неуважения к обществу.

Психическое отношение к квалифицирующим признакам также должно выражаться в форме прямого умысла. Далее, факультативными признаками субъективной стороны преступления являются мотив и цель.

Б.С. Волков указывал, что «без хулиганского мотива не может быть и хулиганских действий» , следовательно, хулиганский мотив, даже если он не указан в ст.213 УК, является обязательным признаком субъективной стороны хулиганства, наряду с «экстремистским» мотивом. Хулиганский мотив, в юридической литературе, как правило, относится авторами к мотивам низменного характера12 .

Хулиганский мотив, в юридической литературе, как правило, относится авторами к мотивам низменного характера12 .

Однако для того чтобы определить природу мотива, необходимо изучить процесс формирования мотива, который может быть представлен следующей схемой: желания, потребности и интересы—?хулиганский мотив. Полагаем, все желания и потребности, формирующие хулиганский мотив, можно разделить на две группы: нигилистические (то есть отрицающие правила поведения в обществе, показывающие самостоятельность и независимость от мнения людей и от общества в целом) и патоэгоистические (с целью удовлетворить эгоистические желания — обратить на себя внимание, заслужить уважение, продемонстрировать свою силу и исключительность). Поэтому и природа хулиганского мотива кроется в наличии у личности нигилистически-патоэгоистических желаний и потребностей.

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что хулиганский мотив (хулиганские побуждения) — обусловленные желанием показать свою исключительность, силу, удаль, продемонстрировать свою самостоятельность и независимость от мнения людей, общества, принятых в этом обществе норм поведения, продиктованные чувством омерзения, неприязни, ненависти к общепринятым правилам поведения, внутренние побуждения, которыми лицо руководствуется при совершении противоправных действий. К сожалению, в УК России, в отличие, например, от УК Республики Беларусь, отсутствует определение понятия «хулиганские побуждения», что является существенным недостатком российского уголовного закона. Полагаем, ст.105 УК необходимо дополнить примечанием следующего содержания:

«под хулиганскими побуждениями понимаются мотивы, которыми лицо руководствуется при совершении преступления, выражающиеся в стремлениях лица продемонстрировать свою самостоятельность и независимость от принятых в обществе правил поведения, неприязнь, ненависть к таким правилам и нарушить их»

.

Отсутствие легального определения понятия «хулиганские побуждения» привело к тому, что правоприменитель самостоятельно по- пытался дать разъяснение этому понятию.

Так, в п.12 постановления Пленума Верховного Суда РФ №45 указывается:

«под уголовно наказуемыми деяниями, совершенными из хулиганских побуждений, следует понимать умышленные действия, направленные против личности человека или его имущества, которые совершены без какого-либо повода или с использованием незначительного повода»

. К сожалению, попытка Верховного Суда РФ определить признаки хулиганских побуждений, также является неудачной. В качестве основного признака наличия в действиях лица хулиганского мотива указывается использование незначительного повода или отсутствие какого-либо повода.

К сожалению, высшая судебная инстанция России не учитывает позитивный опыт зарубежных коллег.

Например, более конкретные признаки хулиганских побуждений были определены в п.4 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 24 марта 2005г.

№1

«О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве»

.

Несоразмерность между поводом к совершению хулиганства и неправомерными действиями, внешняя бесцельность совершения действий рассматриваются в качестве определяющих признаков наличия в действиях лица хулиганских побуждений уже в течение долгого времени. В юридической литературе внешняя бесцельность действий получила название «непривычной мотивации».
В юридической литературе внешняя бесцельность действий получила название «непривычной мотивации».

Поводом к совершению хулиганских действий, как правило, является незначительный предлог или вообще отсутствие такового.

Именно поэтому долгое время в науке уголовного права господствовало мнение о безмотивности этого преступления. Однако как справедливо указывает С.А. Тарарухин: «безмотивность» преступления здесь связана не с сущностью данного явления, поскольку безмотивных преступлений не существует, а с нетипичностью мотивации.».

На использование малозначительного предлога при совершении хулиганских действий указывается и в п.12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2007г. Приведем пример из практики. Приговором Демского районного суда г.Уфы М.

признан виновным в совершении умышленного причинения легкого вреда здоровью из хулиганских побуждений и хулиганстве, совершенном с применением предмета, использованного в качестве оружия. Поводом к совершению противоправных действий стал незначительный предлог — отсутствие спичек у потерпевшего. Повод для совершения преступления вообще может отсутствовать, поэтому внешне хулиганские действия напоминают «бесцельные».

Приведем пример из практики. Приговором Демского районного суда г.Уфы Р. признан виновным в совершении хулиганства с применением оружия. Около 20 часов 30 минут, на улице, находясь в состоянии алкогольного опьянения, он беспричинно ударил кулаком, а потом ножом женщину.

На учете у психиатра и нарколога не состоит.

Однако внешняя «безмотивность» действий обусловлена психофизиологическими особенностями личности преступника. Так, в бытовой характеристике указывается, что Р. имеет вспыльчивый характер, склонность к употреблению спиртных напитков .

Наряду с признаком малозначительности повода к совершению неправомерных действий, в науке уголовного права предлагаются и другие критерии. Так, по мнению И.Н. Данынина, для хулиганских побуждений свойственны следующие основные признаки: скоротечность формирования; ничтожность; легковесность мотивации; нагляд- ность . Думается, основными признаками хулиганских побуждений, являются: отсутствие какого-либо повода либо малозначительность повода; внезапность проявления преступных действий; продолжительность совершения упорно не прекращающихся неправомерных действий; их демонстративность.

Отсутствие четко выраженных признаков хулиганского мотива в законе и разъяснениях высшей судебной инстанции порождают ошибки в судебной и следственной практике. Так, наибольшую сложность представляет отграничение деяний, совершенных из-за личных неприязненных отношений от хулиганских побуждений.

В п.12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2007г. указывается на необходимость отграничения хулиганства от других преступлений в зависимости от содержания и направленности умысла, мотива, цели и обстоятельств совершенных действий.

Действия, внешне напоминающие хулиганские, но совершенные из-за личных неприязненных отношений, нельзя квалифицировать как хулиганство. Приведем пример из практики. Вечером, в коллективном саду «Отдых» Ю.

умышленно причинил легкий вред здоровью потерпевшему. Преступление было совершено при следующих обстоятельствах. Ю. ударил кулаком потерпевшего, затем попытался наехать на него на автомобиле.

Бросив автомобиль, Ю. отломал штакетник от забора и ударил им по голове потерпевшего, чем причинил последнему легкий вред здоровью. Внешне действия напоминают хулиганские — они хаотичные, бесцельные, демонстративные.

Однако вызваны были неправомерные действия личными неприязненными отношениями.

На основании этого ч.1 ст.213 УК была исключена из обвинения как излишне вмененная . Полагаем, для того чтобы правильно разграничить хулиганские действия от действий, совершенных из личных неприязненных отношений, необходимо исходить из нескольких критериев:

  1. 2) в основе совершения неправомерных действий не должен находиться конфликт на почве личной неприязни.
  2. 1) умыслом виновного должно охватываться грубое нарушение общественного порядка и выражение явного неуважения к обществу, то есть виновный, действуя именно так, осознает, что им нарушается общественный порядок;

Только при наличии вышеуказанных критериев следует квалифицировать действия виновного как хулиганские. Определяющим критерием является направленность умысла.

Даже если действия виновного были вызваны конфликтом на почве личной неприязни, но виновный осознавал, что нарушает общественный порядок, это дает основание квалифицировать действия как хулиганские.

При этом следует заметить, что потерпевшим может быть как знакомое, так и незнакомое ранее лицо, а между конфликтом и совершением хулиганских действий может пройти как короткий, так и длительный период времени. Кроме того, одной из проблем, часто возникающих на практике, является проблема отграничения хулиганских побуждений от ревности. При разграничении различных мотивов следует согласиться с Т.Н.

Пуркаевой в том, что ревность в отличие от хулиганских побуждений имеет конкретную направленность и обусловлена интимными отношениями между людьми, а ее возникновению предшествуют определен- 128 ныи повод и основания . Далее, наряду с хулиганскими побуждениями, другим обязательным мотивом хулиганства согласно п.«б» ч.1 ст.213 УК является мотив политической, идеологической, расовой, национальной, религиозной ненависти или вражды, а также ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Рассмотрим этот мотив более подробно. В литературе высказываются мнения о том, что введение «экстремистского мотива» в некоторые статьи кодекса вызвано не столько увеличением количества преступлений экстремистской направленности, сколько подражанием США, в которых к обстоятельствам, отягчающим уголовную ответственность, относится социальная ненависть, используется категория «преступления ненависти» . Закрепление названного мотива в п.«б» чЛ ст.213 УК вызвало неоднозначную реакцию ученых.

Так, В.В. Бирюков положительно оценивает возможность введения указанного мотива в состав хулиганства .

Однако более распространенным и справедливым является мнение о нецелесообразности введения «экстремистского» мотива в ст.213 УК . Вышеназванный мотив, наряду с признаком применения оружия, является конститутивным.

Полагаем, правы те специалисты, которые указывают, что введением «экстремистского» мотива в ст.213 УК фактически образовалось два основных состава хулиганства — «общеуго- ловное» или «вооруженное» хулиганство и «экстремистское» .

В ч.1 ст.213 УК объединены два совершенно различных состава хулиганства: один состав отягощен признаком применения оружия, другой — «экстремистским мотивом».

Полагаем, что это не верно. Размер наказания должен определяться исходя из степени общественной опасности преступления. Даже с точки зрения юридической техники ст.213 УК сконструирована не верно. Степень общественной опасности хулиганства, совершенного с применением оружия, гораздо выше, чем «экстремистского» хулиганства, поэтому объединение указанных составов в одну часть статьи и установление единого размера наказания является ошибкой законодателя.

Для того чтобы наступила уголовная ответственность по п.«б» чЛ ст.213 УК необходимо лишь грубо нарушить общественный порядок с выражением явного неуважения к обществу по «экстремистским» мотивам. При этом не обязательно совершать указанные действия с применением оружия.

Однако не понятно, в каком случае действия виновного будут представлять собой грубое нарушение общественного порядка с проявлением явного неуважения к обществу, совершенное по «экстремистскому» мотиву, а в каком признаки грубого нарушения порядка по указанному мотиву отсутствуют.

Как мы видим, законодатель при определении состава «экстремистского» хулиганства использует термины оценочного характера («грубое нарушение», «явное неуважение»), не указывает критерии, по которым следует выделять социальную группу, использует расплывчатые и не понятные, неоднозначно определяемые в различных отраслях знаний формулировки. Все это не позволяет сформировать четкое преставление «экстремистского» хулиганства.

Такое представление отсутствует и у правоприменителей. Вероятно поэтому в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2007 г.

№45 не содержится разъяснений относительно данного мотива. В ст.213 УК российский законодатель выделяет несколько групп ненависти или вражды: 1) политическая вражда и ненависть; 2) идеологическая вражда и ненависть; 3) расовая вражда и ненависть; 4) национальная вражда и ненависть; 5) религиозная вражда и ненависть; 6) вражда и ненависть в отношении какой-либо социальной группы. В отношении последней следует заметить, что понятие «социальная группа» было введено законодателем в УК в 2007г.

в 12 составов преступлений, в том числе и в состав хулиганства.

Однако до настоящего времени не известно, что следует понимать под социальной группой, так как анализируемое нами понятие не имеет ни легального (в уголовном законе), ни единого доктринального толкования. Правоприменители также не способны ответить на этот вопрос, так как в постановлении Пленума Верховного Суда РФ №45 от 15 ноября 2007г. ничего не указано относительно данного понятия.

Понятие «социальная группа» заимствовано из социологии и социальной психологии.

Однако следует согласиться с Е.А. Редькиной в том, что

«в уголовном праве термины, заимствованные их других наук, наполняются новым содержанием, зачастую не совпадающим с разработанным наукой теоретическим понятием»

.

Так, под группами в социологии понимают относительно устойчивые совокупности людей, имеющих общие интересы, ценности и нормы поведения и отделенные от других общностей определенным принципом обособления. Четко определить вид социальной группы возможно лишь при наличии конкретных критериев.

Однако в п.«б» ч.1 ст.213 УК критерии определения социальной группы не определены. Указывая на «какую- либо социальную группу», законодатель тем самым предоставляет лазейку правоприменителю, возможность необоснованного привлечения к уголовной ответственности любого неугодного человека, ведь каждого члена российского общества можно отнести к какой-либо социальной группе (пенсионеры, студенты, врачи) У правоприменителей отсутствует четкое представление о том, что такое социальная группа. Показателен следующий пример из практики.

20 апреля 2008г. С. вместе с группой своих знакомых в Московском парке Победы с применением камней, бутылок и ножа напал на троих потерпевших, которых они приняли за представителей неформального движения антифашистской направленности, вызывавшего у С. стойкую ненависть. В ходе нападения С. избил одного из потерпевших, а другому нанёс удар ножом в грудь.

Действия С. были квалифицированы по п.«и» ч.2 ст.105 УК и по п.«б» ч.1 ст.213, ч.2 ст.213 УК РФ, то есть как хулиганство, совершённое группой лиц по предварительному сговору по мотивам ненависти и вражды в отношении какой- либо социальной группы.

Полагаем, в квалификации деяния допущена ошибка.

Совершение неправомерных действий виновным было обусловлено ненавистью не к указанному выше движению, как к социальной группе, а к его антифашистской идеологии. Следовательно, правильно говорить не о ненависти в отношении какой-либо социальной группы, а об идеологической ненависти. Таким образом, неопределенность понятия «социальная группа» порождает массу проблем на практике:

  1. 1) анализируемое нами понятие настолько широкое, что к социальной группе можно отнести и этнические и религиозные социальные группы. Следовательно, размывается грань между национальной, религиозной принадлежностью и принадлежностью к этнической (национальной), религиозной социальной группе.
  2. 2) отсутствие каких-либо четких критериев размывает границы уголовно-правовой репрессии. Поэтому правы А. Кибальник, И. Соломоненко, указывающие, что «при желании хулиганом-экстремистом можно считать любого человека, выразившего в грубой, циничной форме несогласие с поведением или образом жизни представителя (представителей) какой-нибудь общности, не запрещенной законом» .
  3. 3) в настоящее время из-за огромного количества «смешанных» браков, то есть браков между представителями различных национальностей и рас весьма затруднительно определить не только социальную принадлежность лица, но и его национальность, расовую принадлежность. Как справедливо указывает А.М. Сысоев, «определение принадлежности преступника и жертвы к разным национальностям или религиозным конфессиям представляется весьма затруднительной . достаточно вспомнить, что в паспорте гражданина Российской Федерации национальная принадлежность отсутствует, а религиозная принадлеж- ность также нигде не регистрируется» .

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что мотив ненависти или вражды представляет собой обусловленное потребностями в самоутверждении, демонстрации своей политической, идеологической, национальной, расовой, религиозной, социальной исключительности и движимое чувством озлобленности, отвращения, омерзения, неприязни побуждение, которое вызывает у лица решимость совершить преступление с целью унизить, оскорбить, показать неполноценность другой личности исходя из этих критериев, и которым оно руководствуется при его совершении.

О наличии признаков «экстремистского» хулиганства могут свидетельствовать публичный характер места совершения хулиганских действий, присутствие при совершении неправомерных действий посторонних людей, создание реальной опасности для нарушения режима работы учреждения или организации, в которой были совершены неправомерные действия, количество потерпевших, совершение хулиганских действий такими способами, как грубая нецензурная брань, громкие крики и оскорбления, аморальное безнравственное поведение, развязывание драки без видимой на то причины, интенсивность и продолжительность, длительность, периодичность совершения неправомерных действий, упорное продолжение совершения хулиганских действий, совершение неправомерных действий в ночное, раннее утреннее время, то есть время, когда могут быть нарушены покой граждан и право на отдых.

Однако вышеуказанные действия должны совершаться с целью унизить, оскорбить, показать неполноценность другой личности, продемонстрировать свою озлобленность, исключительность, отвращение, омерзение, неприязнь к лицу по признаку другой политической, идеологической, национальной, расовой, религиозной, социальной принадлежности.

В противном случае будет иметь место лишь грубое нарушение общественного порядка, наказывающееся в соответствии с административным законодательством и признаки преступления, предусмотренного п.«б» ч.1 ст.213 УК будут отсутствовать.

Приведем пример из практики. 12 января 2009г. около 9 часов вечера братья С.

на станции метро «Удельная», увидев ранее незнакомых жителей Республики Дагестан, стали выкрикивать в их адрес лозунги, направленные на разжигание национальной розни, требовали покинуть территорию России, оскорбляли их нецензурной бранью и нанесли им множественные удары кулаками и ногами, причинив потерпевшим телесные повреждения. Действия виновных были обоснованно квалифицированы по п.«б» ч.1 ст.213 УК (хулиганство, совер- шенное по мотивам национальной ненависти) .

В данном случае о наличии «экстремистского» мотива хулиганства свидетельствуют нецензурная брань на почве национальной неприязни, выкрикивание лозунгов, направленных на разжигание национальной розни. Полагаем, введение указанного мотива в состав хулиганства порождает массу проблем.

Во-первых, преступления экстремистской направленности, к числу которых относится хулиганство, «благодаря» введенному мотиву ненависти, и «собственно» хулиганство имеют различные объекты. Объектом «экстремистского» хулиганства являются основы конституционного строя и безопасности государства . Во-вторых, отсутствие четких критериев разграничения п.«б» ч.1 ст.213 УК и ст.282 УК приводят к еще одной проблеме: одно и то же деяние можно квалифицировать по любой из вышеуказанных норм.

Так, анализируя ст.282 УК, необходимо сделать вывод о том, что основное ее отличие от ст.213 УК состоит в «грубости» нарушенного порядка при совершении неправомерных действий. Отсутствуют четкие критерии и при разграничении ч.1 ст.213 УК от ч.2 ст.119 УК. В-третьих, как справедливо указывает Н.

Егорова,

«неочевидны также временные и пространственные рамки политической деятельности, способной вызвать ненависть или вражду»

. В-четвертых, в научной литературе все чаще высказывается мнение о том, что включение «экстремистского» мотива в основной состав хулиганства порождает конкуренцию названного мотива с мотивом хулиганским. Для того чтобы убедиться в правдивости этого утверждения, рассмотрим процесс формирования и совместимость указанных мотивов более подробно.

Формирование мотива начинается с того момента, когда «лицо из возможных вариантов будущего поведения для реализации выбирает только один, который по его субъективной оценке при данной ситуации отвечает его интересам и желаниям. Пройдя через сознание человека, потребности и интересы превращаются в побуждения, формирующие мотив. Однако уже в основе формирования хулиганского и «экстремистского» мотивов находятся различные побуждения.

Для хулиганского мотива характерны антиобщественные влечения и потребности в самом общественно опасном деянии, а для мотива ненависти — внутренняя направленность к самоутверждению с целью сохранения ложно воспринятых ролевых позиций и авторитета в той или иной социальной группе в силу примитивности и ограниченности социально-ценностных ориентаций. Полагаем, у экстремистского и хулиганского мотивов различные природа, сущность, продолжительность, источники формирования, цели преступной деятельности, поэтому они не только не сочетаются и не имеют ничего общего между собой, но и противоречат друг другу. Следовательно, наблюдается полимотивация преступного поведения.

По правилам полимотивации каждый мотив должен получать самостоятельную уголовно-правовую характеристику.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+