Бесплатная горячая линия

8 800 301 63 12
Главная - Другое - Судебная практика по искуственному дроблению закупок

Судебная практика по искуственному дроблению закупок

Дробление или мелкие закупки?


Важное 04 августа 2021 г. 10:41 Автор: Гусев М. Г., эксперт информационно-справочной системы «» Как отличить дробление крупной закупки от нескольких мелких закупок у единственного поставщика?

Виноват ли поставщик в нарушении антимонопольного законодательства в случае выявления дробления крупной закупки? Чтобы установить факт дробления предмета контрактов, необходимо проанализировать, соблюдаются ли одновременно следующие условия: 1) предмет договоров (контрактов) предполагает поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг, являющихся однородными или идентичными; 2) поставка таких товаров, выполнение работ либо оказание услуг направлены на удовлетворение единой нужды заказчика; 3) такие договоры (контракты) заключены заказчиком с одним лицом.

Для определения первого признака дробления закупки необходимо проанализировать, являются ли товары, подлежащие поставке в рамках заключенных контрактов, идентичными или однородными.

К сведению: идентичность и однородность ТРУ определяетсяв соответствии с методическими рекомендациями (п. 17 ст. 22 Закона о контрактной системе). Согласно п. 3.5 Методических рекомендаций, утвержденных Приказом Минэкономразвития РФ от 02.10.2013 № 567, идентичными признаются ТРУ, обладающие одинаковыми характерными для них основными признаками (качественными характеристиками), в том числе реализуемые с использованием одинаковых методик, технологий, подходов, выполняемые (оказываемые) подрядчиками, исполнителями с сопоставимой квалификацией.

Рассмотрим в качестве примера Решение Красноярского УФАС от 16.10.2019 по делу № 024/01/11-415/2019. Между детским садом и индивидуальным предпринимателем было заключено три муниципальных контракта от 02.07.2018 на оказание услуг по поставке продуктов питания в течение срока, установленного конкретным контрактом. 01.10.2018 и 09.01.2019 те же участники заключили еще по три муниципальных контракта на оказание услуг по поставке продуктов питания в течение срока, установленного конкретным контрактом.

Заказчик пояснил, что девять указанных контрактов заключены в соответствии с требованиями п. 5 ч. 1 ст. 93 Закона о контрактной системе, согласно которому закупка у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) может осуществляться в случае закупки ТРУ государственной или муниципальной образовательной организацией, на сумму, не превышающую 400 тыс. руб. Все контракты были заключены на сумму до 400 тыс.

руб. Общая сумма контрактов составила 2 543 354 руб. 66 коп. Да, распространяется.

Согласно ст. 4 Закона о защите конкуренции конкуренция представляет собой соперничество хозяйствующих субъектов, при котором самостоятельными действиями каждого из них исключается или ограничивается возможность каждого из них в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствующем товарном рынке. Закон о защите конкуренции распространяется на отношения, которые связаны с защитой конкуренции и в которых участвуют российские юридические лица, физические лица, в том числе индивидуальные предприниматели (ч.

1 ст. 3 Закона о защите конкуренции). Таким образом, требования Закона о защите конкуренции применимы к закупкам, проводимым в рамках Закона о контрактной системе, Закона № 223-ФЗ. Пунктом 3 ч. 4 ст. 11 Закона о защите конкуренции запрещены соглашения между хозяйствующими субъектами, приводящие или способные привести к ограничению конкуренции.
Пунктом 3 ч. 4 ст. 11 Закона о защите конкуренции запрещены соглашения между хозяйствующими субъектами, приводящие или способные привести к ограничению конкуренции. Детский сад признан хозяйствующим субъектом, поскольку в соответствии с п.

5 ст. 4 Закона о защите конкуренции одним из признаков хозяйствующего субъекта является осуществление деятельности, приносящей доход.

В гражданском законодательстве отсутствует легальное определение понятия «доход», поэтому ФАС считает доходом любую экономическую выгоду в денежной или натуральной форме (если таковая поддается экономической оценке), получаемую лицом. Например, лимиты, доведенные до учреждения в рамках исполнения бюджетной сметы или муниципального задания, при реализации которых учреждение выступает в качестве хозяйствующего субъекта, действующего на соответствующем товарном рынке.

Один из принципов контрактной системы в сфере закупок – обеспечение конкуренции (ст.

6 Закона о контрактной системе).

Также в ст. 8 Закона о контрактной системе закреплен принцип обеспечения конкуренции, заключающийся в следующем: контрактная система направлена на создание равных условий для обеспечения конкуренции между участниками закупок.

Любое заинтересованное лицо имеет возможность стать поставщиком (подрядчиком, исполнителем).

Поэтому в силу ст. 24 Закона о контрактной системе заказчики должны использовать конкурентные способы определения поставщиков (подрядчиков, исполнителей) или осуществлять закупки у единственного поставщика. Заказчик выбирает способ определения поставщика (подрядчика, исполнителя) в соответствии с положениями гл.

3 того же закона. Заказчик не вправе совершать действия, влекущие за собой необоснованное сокращение числа участников закупки (ч.

5 ст. 24 Закона о контрактной системе).

Закупка у единственного поставщика не относится к конкурентным способам закупки, а значит, производится исключительно в случаях, предусмотренных ст. 93 Закона о контрактной системе.

Закупка государственной или муниципальной образовательной организацией на сумму, не превышающую 400 тыс. руб., отнесена к таким случаям.

ФАС обратила внимание на то, что законодательство о контрактной системе не содержит ограничений в количестве закупок, которые заказчик вправе осуществить у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) на основании п.

5 ч. 1 ст. 93 Закона о контрактной системе, в том числе в случаях, когда предметом контрактов является приобретение одних и тех же ТРУ. Вместе с тем закупка у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) на основании ст.

93 Закона о контрактной системе носит исключительный характер. Часть 2 ст. 8 Закона о контрактной системе устанавливает запрет на совершение участниками закупки любых действий, которые приводят к ограничению конкуренции, в частности к необоснованному ограничению числа участников закупок (данная правовая позиция отражена в том числе в письмах Минэкономразвития РФ от 06.12.2016 № Д28и-3204, от 14.07.2016 № Д28и-1805).

Заключение посредством проведения закупки у единственного поставщика ряда связанных между собой контрактов, фактически образующих единую сделку, искусственно раздробленную для формального соблюдения специальных ограничений в обход норм Закона о контрактной системе, противоречило его целям и открывало возможность для приобретения хозяйствующими субъектами незаконных имущественных выгод. Аналогичную правовую позицию отражают ряд решений арбитражных судов РФ (например, решения Арбитражного суда Красноярского края по делу А33-13046/2018, по делу А33-6166/2018, от 02.10.2017 № А33-10038/2017, постановления Третьего арбитражного апелляционного суда от 23.07.2018 по делу № А33-31305/2017, АС УО от 26.08.2016 № Ф09-8787/16 по делу № А34-6943/2015, Третьего арбитражного апелляционного суда от 07.11.2016 № 03АП-6465/16, Четвертого арбитражного апелляционного суда от 27.07.2016 № 04АП-3241/16), а также ФАС (Решение от 04.09.2018 № СП/70624/18 по жалобе на Решение Татарстанского УФАС от 17.04.2018 по делу № 06-2/2018).

Итак, проанализировав девять контрактов, антимонопольная служба установила, что предметом всех договоров является оказание услуг по поставке продуктов питания, то есть по характеру услуги идентичны. Все контракты направлены на достижение единой цели – реализация уставных задач по поставке продуктов питания для нужд детского сада, приобретателем по ним является одно и то же лицо – указанный детский сад, имеющее единый интерес. Помимо идентичного предмета, контракты содержат условия об одинаковом порядке расчета (безналичный).

Таким образом, образовывается единая сделка, оформленная рядом самостоятельных государственных контрактов без проведения публичных процедур, что является существенным нарушением законодательства о контрактной системе, поскольку препятствует развитию добросовестной конкуренции, нарушает права и законные интересы неопределенного круга лиц, лишая последних возможности заключить контракт на оказание услуг, предусмотренных в вышеназванных контрактах. Индивидуальный предприниматель пояснила ФАС, что к ней обратился директор детского сада с просьбой предоставить цены на товары. После анализа предоставленных цен учреждение предложило заключить муниципальные контракты на поставку продуктов питания.

Таким образом, инициатива заключения указанных контрактов полностью исходила от другой стороны контракта.

Это было выгодное предложение, которое ИП, конечно, приняла, поскольку целью ее работы является получение прибыли, соответственно в ее действиях отсутствует состав нарушения. Однако антимонопольная служба посчитала, что закон нарушен обеими сторонами договора. В силу ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом или иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

В силу ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом или иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

Таким образом, обязанность проверять соответствие положений контракта и правовых оснований для его заключения действующему законодательству, в том числе Закону о защите конкуренции и Закону о контрактной системе, возложена на обе стороны договора. В соответствии с ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

Как следует из ГК РФ, договор заключается посредством направления оферты (предложения заключить договор) одной из сторон и ее акцепта (принятия предложения) другой стороной. Мы видим, что нормы ГК РФ закрепляют принцип свободы договора.

Однако этот принцип предполагает добросовестность действий контрагентов, разумность и справедливость условий договора. Свобода договора не означает, что при его заключении стороны могут действовать и осуществлять свои права без учета прав других лиц, а также ограничений, установленных ГК РФ и другими законами.

Свобода договора не означает, что при его заключении стороны могут действовать и осуществлять свои права без учета прав других лиц, а также ограничений, установленных ГК РФ и другими законами. Вывод ФАС согласуется и с конституционным принципом недопустимости осуществления своих прав в ущерб правам и законным интересам других лиц (ч. 3 ст. 17 Конституции РФ). В свою очередь, заключение договора, являющегося выражением воли сторон обо всех существенных условиях, в том числе противоречащих законодательству, свидетельствует о наличии признаков антиконкурентного соглашения.

К тому же доказательств принятия ИП всех зависящих от нее мер по соблюдению процедуры заключения муниципального контракта представлено не было. Сама возможность заключения соглашения между хозяйствующими субъектами, если оно приводит или может привести к ограничению конкуренции, рассматривается законодателем как общественно опасное деяние, имеющее квалифицирующее значение для констатации факта нарушения антимонопольного законодательства. Наличие или угроза наступления негативных последствий в результате заключения такого соглашения презюмируется и не требует отдельного доказывания.

ИП была обязана как профессиональный участник гражданского оборота (предприниматель) предвидеть возможные последствия, в том числе негативные, своих действий.

Таким образом, нарушение законодательства в рассматриваемом случае совершено обеими сторонами контракта, что образует состав административного правонарушения, ответственность за которое установлена КоАП РФ. Материалы по делу были переданы в прокуратуру для рассмотрения вопроса о возбуждении в отношении виновного должностного лица учреждения и ИП дел об административных правонарушениях.

Решение от 20 февраля 2016 г.

по делу № А34-6943/2015

АРБИТРАЖНЫЙ СУД КУРГАНСКОЙ ОБЛАСТИКлимова ул., 62 д., Курган, 640002, http://kurgan.arbitr.ru,тел. (3522) 41-84-84, факс (3522) 41-88-07E-mail: Российской ФедерацииР Е Ш Е Н И ЕДело № А34-6943/2015г. Курган20 февраля 2016 годаРезолютивная часть решения объявлена 15 февраля 2016 года.

В полном объеме решение изготовлено 20 февраля 2016 года.Арбитражный суд Курганской области в составе судьи Сухановой О.С., рассмотрев в судебном заседании при ведении протокола помощником судьи Сибиряевой Е.В.

дело по иску первого заместителя прокурора Курганской области в защиту государственных и общественных интересовк 1. Управлению Федеральной службы по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзора) по Курганской области (ИНН 4501004437, ОГРН 1024500518844) 2. Обществу с ограниченной ответственностью «НИКС» (ИНН 4501199306, ОГРН 1154501000268)о признании сделки недействительнойпри участии в заседании:от истца: Бухарова А.С., удостоверение ТО №201613от ответчиков: 1.

Обществу с ограниченной ответственностью «НИКС» (ИНН 4501199306, ОГРН 1154501000268)о признании сделки недействительнойпри участии в заседании:от истца: Бухарова А.С., удостоверение ТО №201613от ответчиков: 1. Рунц Э.Ю. паспорт, доверенность 01-07-69/6317 от 29.12.2015г.2. явки нет, извещен установил:первый заместитель прокурора Курганской области (далее – прокурор) в защиту государственных и общественных интересов обратился в Арбитражный суд Курганской области с исковым заявлением к Управлению Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Курганской области (далее – первый ответчик), обществу с ограниченной ответственностью «НИКС» (далее – второй ответчик) о признании недействительной (ничтожной) сделки, оформленной договорами поставки от 20.07.2015 №31 и №32, заключенной между ответчиками; применении последствий недействительности ничтожной сделки – обязании Управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Курганской области передать обществу с ограниченной ответственностью «НИКС» — 3 компьютера в сборе с монитором CPU 4460/МВ85/8Gb/1000Gd/DVD-RW/Case400/монитор BenQ DL 2215; применении последствий недействительности ничтожной сделки – обязании общества с ограниченной ответственностью «НИКС» перечислить Управлению Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Курганской области денежные средства в размере 114 300 рублей, полученные в качестве оплаты по договорам от 20.07.2015 №31 и № 32.

В обоснование своих требований прокурор указал, что между ответчиками 20.07.2015 были заключены договоры № 32 и №31 на поставку одноименных товаров (компьютеров), общая согласованная сторонами сумма по договорам составила 114300 рублей.

Указанные договоры образуют единую сделку, искусственно раздробленную и оформленную двумя самостоятельными договорами-документами, поскольку заключены в один и тот же день, их условия идентичны, имеют фактическую направленность на достижение единой хозяйственной цели, продавцом и покупателем по ним являются одни и те же лица, заключены по единой форме. Поскольку общая стоимость договоров в отношении одноименных товаров превышает предельно допустимый размер расчетов между юридическими лицами наличными деньгами, заключенная сторонами сделка противоречит требованиям Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ

«О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для государственных и муниципальных нужд»

(далее – Закон № 44-ФЗ). Заключение указанных договоров без проведения конкурсных процедур неправомерно.Представитель истца в судебном заседании на иске настаивал, представил возражения на отзыв.Представитель первого ответчика с исковыми требованиями не согласен, представил дополнение к отзыву, дополнительные документы.В судебном заседании 08.02.2015 объявлен перерыв до 14:30 15.02.2016.После перерыва представитель истца на исковых требованиях настаивал.Представитель первого ответчика с исковыми требованиями не согласен, представил дополнительные документы.

В ранее представленных отзыве, дополнениях к отзыву (л.д.41-42, 149-152) указывает, что в плане-графике Управления на 2015 год запланирована закупка у единственного поставщика по КБК 04806051210019242310 (приобретение компьютерной техники) в сумме 200,0 тыс.

рублей. Указанный лимит Управлением не превышен при заключении указанных договоров.

Запрета на ограничение заказов на поставки одноименных товаров, выполнение одноименных работ, оказание одноименных услуг в течение квартала у единственного поставщика для нужд заказчиков на сумму, не превышающую установленного Банком России предельного размера расчетов наличными деньгами в России между юридическими лицами по одной сделке, содержавшееся в п.

14 ч. 2 ст. 55 Закона 94-ФЗ, Закон 44-ФЗ не содержит. Согласно требованиям Закона 44-ФЗ для исчисления максимального лимита таких контрактов имеет значение не их количество, а их совокупная сумма, которая не должна превышать 2 миллиона рублей или 5% от совокупного годового объема закупок.

Понятия идентичности и однородности товаров, работ, услуг, используемых заказчиками при применении метода сопоставимых цен в целях расчета начальной (максимальной) цены контракта, не могут служить критериями для определения одноименности товаров, работ, услуг в отношении заключенных договоров, поскольку имеют различный правовой характер и вытекают из различных законодательных актов, один из которых (Закон №94-ФЗ) утратил силу и не подлежит применению с 01.01.2014. При применении последствий недействительности ничтожной сделки Управлению Росприроднадзора по Курганской области будет причинен невосполнимый ущерб.Представитель второго ответчика в судебное заседание не явился, о времени и месте извещен надлежащим образом.В ранее представленном отзыве (л.д. 60), дополнении к отзыву (л.д.62) второй ответчик указывает, что между ответчиками было заключено два договора, получение товара происходило в разное время по разным накладным; возврат товара считает технически невозможным, поскольку на компьютеры установлено лицензионное программное обеспечение, которое на другом компьютере может не пройти активацию заново, компьютеры за время эксплуатации потеряли вид нового товара и не могут считаться новыми, гарантийные сроки прошли половину периода, ресурс комплектующих наполовину выработан, восстановить его невозможно.На основании статей , Арбитражного процессуального кодекса РФ судебное заседание проведено в отсутствие представителя второго ответчика.Представленные сторонами документы приобщены к материалам дела на основании статьи Арбитражного процессуального кодекса РФ.Заслушав доводы прокурора, первого ответчика, исследовав письменные материалы дела, суд находит исковые требования обоснованными и подлежащими удовлетворению.В соответствии с частью 1 статьи Арбитражного процессуального кодекса РФ прокурор вправе обратиться в арбитражный суд с иском о признании сделок, совершенных органами государственной власти Российской Федерации, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, государственными и муниципальными унитарными предприятиями, государственными учреждениями, а также юридическими лицами, в уставном капитале которых есть доля участия Российской Федерации, доля участия субъекта Российской Федерации, доля участия муниципальных образований, недействительными, а также с иском о применении последствий недействительности ничтожной сделки, совершенной указанными лицами.

Как следует из материалов дела, 20.07.2015 между ответчиками заключены договоры поставки товара № 31 и № 32 (л.д. 8-9, 10-11), по условиям которых второй ответчик (поставщик) обязался передать в собственность, а первый ответчик (покупатель) принять и оплатить товар (компьютер в сборе с монитором CPU 4460/МВ85/8Gb/1000Gd/DVD-RW/Case400/монитор BenQ DL 2215) 1 шт. на сумму 38100 рублей (по договору № 31), 2 шт.

на сумму 76200 рублей (по договору № 32) (пункты 1.1., 2.1., 3.1 договоров). Согласно товарным накладным №1098 от 20.07.2015, №1099 от 20.07.2015 товар получен покупателем (л.д.14-15), поставщик выставил счета №1084, №1085 от 20.07.2015 (л.д.12-13), которые оплачены покупателем (платежные поручения от 23.07.2015, от 24.07.2015 – л.д.16-19)Согласно части 1 статьи Гражданского кодекса РФ и части 1 статьи Бюджетного кодекса РФ, размещение заказов на поставки товаров для государственных нужд осуществляется в соответствии с Федеральным законом от 05.04.2013 № 44-ФЗ

«О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд»

.

В результате заключения договоров поставки товара № 31 и № 32 от 20.07.2015 между ответчиками сложились отношения, которые регулируются Федеральным законом от 05.04.2013 № 44-ФЗ

«О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для государственных и муниципальных нужд»

(далее — Федеральный закон № 44-ФЗ).Согласно статье 3 Федерального закона № 44-ФЗ под закупкой товара, работ, услуг для обеспечения государственных или муниципальных нужд понимается совокупность действий, осуществляемых в установленном настоящим Федеральным законом порядке заказчиком и направленных на обеспечение государственных или муниципальных нужд. Закупка начинается с определения поставщика (подрядчика, исполнителя) и завершается исполнением обязательств сторонами контракта. В случае, если в соответствии с настоящим Федеральным законом не предусмотрено размещение извещения об осуществлении закупки или направление приглашения принять участие в определении поставщика (подрядчика, исполнителя), закупка начинается с заключения контракта и завершается исполнением обязательств сторонами контракта.В соответствии со статьей 8 Федерального закона № 44-ФЗ контрактная система в сфере закупок направлена на создание равных условий для обеспечения конкуренции между участниками закупок.

Любое заинтересованное лицо имеет возможность в соответствии с законодательством Российской Федерации и иными нормативными правовыми актами о контрактной системе в сфере закупок стать поставщиком (подрядчиком, исполнителем).

Запрещается совершение заказчиками, специализированными организациями, их должностными лицами, комиссиями по осуществлению закупок, членами таких комиссий, участниками закупок любых действий, которые противоречат требованиям настоящего Федерального закона, в том числе приводят к ограничению конкуренции, в частности к необоснованному ограничению числа участников закупок.Согласно частям 1 и 2 статьи 24 Федерального закона № 44-ФЗ заказчики при осуществлении закупок используют конкурентные способы определения поставщиков (подрядчиков, исполнителей) или осуществляют закупки у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя).Конкурентными способами определения поставщиков (подрядчиков, исполнителей) являются конкурсы (открытый конкурс, конкурс с ограниченным участием, двухэтапный конкурс, закрытый конкурс, закрытый конкурс с ограниченным участием, закрытый двухэтапный конкурс), аукционы (аукцион в электронной форме (далее также — электронный аукцион), закрытый аукцион), запрос котировок, запрос предложений.В силу части 5 статьи 24 Федерального закона № 44-ФЗ заказчик выбирает способ определения поставщика (подрядчика, исполнителя) в соответствии с положениями главы 3 указанного закона.

Запрещается совершение заказчиками, специализированными организациями, их должностными лицами, комиссиями по осуществлению закупок, членами таких комиссий, участниками закупок любых действий, которые противоречат требованиям настоящего Федерального закона, в том числе приводят к ограничению конкуренции, в частности к необоснованному ограничению числа участников закупок.Согласно частям 1 и 2 статьи 24 Федерального закона № 44-ФЗ заказчики при осуществлении закупок используют конкурентные способы определения поставщиков (подрядчиков, исполнителей) или осуществляют закупки у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя).Конкурентными способами определения поставщиков (подрядчиков, исполнителей) являются конкурсы (открытый конкурс, конкурс с ограниченным участием, двухэтапный конкурс, закрытый конкурс, закрытый конкурс с ограниченным участием, закрытый двухэтапный конкурс), аукционы (аукцион в электронной форме (далее также — электронный аукцион), закрытый аукцион), запрос котировок, запрос предложений.В силу части 5 статьи 24 Федерального закона № 44-ФЗ заказчик выбирает способ определения поставщика (подрядчика, исполнителя) в соответствии с положениями главы 3 указанного закона. При этом он не вправе совершать действия, влекущие за собой необоснованное сокращение числа участников закупки.Статьей 93 Федерального закона № 44-ФЗ определены случаи осуществления закупки у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя).Закупка у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) может осуществляться заказчиком в случае осуществления закупки товара, работы или услуги на сумму, не превышающую ста тысяч рублей (пункт 4 части 1 статьи 93 Федерального закона №44-ФЗ).При этом годовой объем закупок, которые заказчик вправе осуществить на основании настоящего пункта, не должен превышать два миллиона рублей или не должен превышать пять процентов совокупного годового объема закупок заказчика и не должен составлять более чем пятьдесят миллионов рублей. Указанные ограничения годового объема закупок, которые заказчик вправе осуществить на основании настоящего пункта, не применяются в отношении закупок, осуществляемых заказчиками для обеспечения муниципальных нужд сельских поселений.Согласно пункту 13 статьи 22 Федерального закона № 44-ФЗ идентичными товарами, работами, услугами признаются товары, работы, услуги, имеющие одинаковые характерные для них основные признаки.

При определении идентичности товаров незначительные различия во внешнем виде таких товаров могут не учитываться.Определение идентичности товаров, работ, услуг для обеспечения государственных нужд, сопоставимости коммерческих и (или) финансовых условий поставок товаров, выполнения работ, оказания услуг осуществляется в соответствии с методическими рекомендациями (пункт 17 статьи 22 Закона № 44-ФЗ).В силу пункта 20 статьи 22 Федерального закона № 44-ФЗ методические рекомендации по применению методов определения начальной (максимальной) цены контракта, цены контракта, заключаемого с единственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем), устанавливаются федеральным органом исполнительной власти по регулированию контрактной системы в сфере закупок.В соответствии с пунктом 3.5.1 Методических рекомендаций по применению методов определения начальной (максимальной) цены контракта, цены контракта, заключаемого с единственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем)», утвержденных приказом Минэкономразвития России от 02.10.2013 № 567, идентичными признаются товары, имеющие одинаковые характерные для них основные признаки (функциональные, технические, качественные, а также эксплуатационные характеристики).

При определении идентичности товаров могут учитываться, в частности, страна происхождения и производитель. Незначительные различия во внешнем виде товаров могут не учитываться.Управлением Федеральной службы по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзора) по Курганской области с обществом с ограниченной ответственностью «НИКС» заключены два договора поставки товара от одной даты на общую сумму 144300 рублей.Проанализировав содержание договоров поставки товаров от 20.07.2015 №31 и №32, суд пришел к выводу, что товары, являющиеся предметом договоров, являются идентичными, договоры имеют фактическую направленность на достижение единой хозяйственной цели, продавцом и покупателем по ним являются одни и те же лица, имеющие единый интерес на приобретение у одного продавца одновременно одноименных товаров.Суд приходит к выводу, что договоры образуют одну сделку, искусственно раздробленную и оформленную двумя договорами-документами. Суд считает, что дробление единой закупки на группу однородных (идентичных), сумма по каждому из которых не превышает предусмотренного законом ограничения, свидетельствует о намерении сторон уйти от соблюдения процедуры торгов.

Никакой другой цели ответчики при подписании двух документов, вместо одного, не преследовали.

Налицо намерение заказчика приобрести товар стоимостью более 100000 рублей, что определяет необходимость проведения конкурсных процедур.Доводы второго ответчика о том, что заключение и исполнение каждого из договоров представляет собой отдельную закупку, сумма которой не превышает 100000 рублей, доводы первого ответчика о том, что для исчисления максимального лимита контрактов имеет значение не их количество, а их совокупная сумма, которая не должна превышать 2 миллиона рублей или 5% от совокупного годового объема закупок, судом отклоняются как не соответствующие материалам дела и основанные на неверном толковании ответчиком норм Федерального закона № 44-ФЗ. Изменение редакции нормы по сравнению подпунктом 14 пункта 2 статьи 55 Федерального закона № 94-ФЗ

«О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд»

не означает изменения требования о предельной сумме закупки у единственного поставщика.

Поскольку при заключении оспариваемой сделки, оформленной договорами от 20.07.2015 №31 и №32, публичные процедуры не проводились, что не оспаривается ответчиками, суд считает, что ответчиками заключена сделка с нарушением требований статей 24, 93 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ

«О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд»

, в связи с чем, в соответствии со статьей Гражданского кодекса Российской Федерации является ничтожной сделкой.

В силу части 1 статьи Гражданского кодекса РФ сделка недействительна по основаниям, установленным данным Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).Пунктом 2 статьи Гражданского кодекса РФ установлено, что сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.Оспариваемая сделка влечет нарушение публичных интересов, поскольку нарушает установленный законодателем порядок привлечения субъектов на товарный рынок, а также нарушает права и законные интересы неопределенного круга лиц, так как последние лишены возможности заключить договор на поставку товаров, предусмотренных в оспариваемых договорах.

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи Гражданского кодекса РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения, при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.Ссылка ответчиков на невозможность применения в данном случае двусторонней реституции вследствие утраты компьютерами значительной части их стоимости, доводы о том, что на компьютеры установлено лицензионное программное обеспечение (в том числе операционные системы Microsoft, которые привязаны к конкретному компьютеру, не подлежат повторной установке, ПО «1С: Предприятие 8» установлены 3 клиентских лицензии, ПТК «Госконтроль», антивирусные программы), которое не может быть удалено, о том, что в отношении каждого ПО за счет средств федерального бюджета заключены государственные контракты являются несостоятельными, поскольку статья Гражданского кодекса РФ не связывает необходимость и возможность возврата полученного по недействительной сделке с подобными обстоятельствами. Напротив, согласно пункту 4 статьи Гражданского кодекса РФ суд вправе не применять последствия недействительности сделки только в том случае, если их применение будет противоречить основам правопорядка или нравственности.Неудобство применения последствий недействительности сделки для ответчиков не является противоречием основам правопорядка и нравственности.В соответствии с пунктом 85 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» противоречие основам правопорядка или нравственности есть нарушение основополагающих начал российского правопорядка, принципов общественной, политической и экономической организации общества, его нравственных устоев. Имущество, подлежащее возврату ответчиками, не является ограниченным в обороте, опасным для жизни и здоровья, не обладает иными признаками, указанными в разъяснениях.Оценив представленные доказательства в их совокупности и взаимосвязи (статья Арбитражного процессуального кодекса РФ) суд находит исковые требования прокурора обоснованными и подлежащими удовлетворению.На основании части 1 статьи Арбитражного процессуального кодекса РФ судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.Прокурором при обращении в суд государственная пошлина не уплачивалась, поскольку в силу подпункта 1 пункта 1 статьи Налогового кодекса РФ от уплаты государственной пошлины по делам, рассматриваемым в арбитражных судах, освобождаются прокуроры и иные органы, обращающиеся в арбитражные суды в случаях, предусмотренных законом, в защиту государственных и (или) общественных интересов.Подпунктом 2 пункта 1 статьи Налогового кодекса РФ размер государственной пошлины, подлежащей уплате при подаче исковых заявлений по спорам, возникающим при заключении, изменении или расторжении договоров, а также по спорам о признании сделок недействительными установлен в 6000 рублей.На основании изложенного, расходы по уплате государственной пошлины относятся на ответчиков в равных долях, по 3000 рублей с каждого, и подлежат взысканию в доход федерального бюджета.Вместе с тем, подпунктом 1 пункта 1 статьи Налогового кодекса РФ предусмотрено, что от уплаты государственной пошлины по делам, рассматриваемым в арбитражных судах, освобождаются государственные органы, органы местного самоуправления, выступающие по делам, рассматриваемым в арбитражных судах, в качестве истцов или ответчиков.Поскольку первый ответчик освобожден от уплаты государственной пошлины, государственная пошлина подлежит взысканию со второго ответчика в приходящейся на него части – 3000 рублей.Руководствуясь статьями — Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд решил:иск удовлетворить.Признать недействительной (ничтожной) сделку, оформленную договорами поставки от 20.07.2015 №31 и №32 между Управлением Федеральной службы по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзора) по Курганской области (ИНН 4501004437, ОГРН 1024500518844) и обществом с ограниченной ответственностью «НИКС» (ИНН 4501199306, ОГРН 1154501000268).Применить последствия недействительности сделки.Обязать Управление Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Курганской области передать обществу с ограниченной ответственностью «НИКС» 3 компьютера в сборе с монитором CPU 4460/МВ85/8Gb/1000Gd/DVD-RW/Case400/монитор BenQ DL 2215.

Обязать общество с ограниченной ответственностью «НИКС» возвратить Управлению Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Курганской области 114 300 рублей.Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «НИКС» в доход федерального бюджета 3000 рублей государственной пошлины.Решение может быть обжаловано в порядке апелляционного производства в Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня принятия решения (изготовления его в полном объеме) через Арбитражный суд Курганской области.

СудьяО.С. СухановаАС Курганской области Прокуратура Курганской области ООО » НИКС» (ИНН: 4501199306) Управление Федеральной службы по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзора) по Курганской области (ИНН: 4501004437 ОГРН: 1024500518844) Суханова О.С.

(судья) Судебная практика по применению нормы ст. 167 ГК РФСудебная практика по применению норм ст. 454, 168, 170, 177, 179 ГК РФ Судебная практика по применению нормы ст.

167 ГК РФ

Судебная практика привлечения к административной ответственности за «дробление закупок» складывается не в пользу заказчиков

Административная практика привлечения к ответственности заказчиков за разделение крупных по стоимости заказов на более мелкие весьма обширна. При этом термин «дробление закупок» у всех контрольных органов имеет сходные черты. Если их свести в единое определение, то получится что «дробление закупок» — этозаключение в один день или незначительный промежуток времени нескольких самостоятельных контрактов на поставку одноименного товара, выполнение одноименных работ, оказание одноименных услуг с одним и тем же поставщиком (подрядчиком, исполнителем) с суммой каждого договора не более 100 тыс.

руб. или 400 тыс. руб. с целью ухода от конкурентных процедур. Главная проблема для заказчиков, которых подвергли наказанию за «дробление закупок» по ч.1 ст.7.29 КоАП РФ, состоит в том, что они попали в противоречивую ситуацию. С одной стороны, п.4 и 5 ч.1 ст.95 Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ

«О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд»

(далее – Закон №44-ФЗ) не содержит ограничений на подобные действия.

О чем в свое время в письмах от 24.02.2014 N Д28и-18 от 16.12.2014 N Д28и-2725, от 20.10.2015 N Д28и-3179 высказалось Минэкономразвития России следующим образом: Заказчик вправе осуществить закупки у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) согласно пункту 4 части 1 статьи 93 Закона N 44-ФЗ общим объемом либо до 2 миллионов рублей, либо до пяти процентов совокупного годового объема закупок заказчика (и при этом не более пятидесяти миллионов рублей).

При этом цена таких контрактов не может превышать 100 тысяч рублей.

Ограничений по количеству таких контрактов, а также по одноименности закупаемых товаров, работ, услуг нормы Закона N 44-ФЗ не содержат.

Следует признать, что из буквального толкования указанных норм Закона №44-ФЗ иной вывод сделать невозможно. Но по прошествии некоторого времени Минэкономразвития России было вынуждено изменить свою позицию в угоду складывающейся административной практике.

В письме от 29 марта 2017 года № Д28и-1353 был сделан вывод о том, что осуществление закупки у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) на основании ст.93 Закона № 44-ФЗ носит исключительный характер. Данная норма применяется в случаях отсутствия конкурентного рынка, невозможности либо нецелесообразности применения конкурентных способов определения поставщика (подрядчика, исполнителя) для удовлетворения нужд заказчика.

С учетом складывающейся судебной практики заказчикам не приходится надеяться на освобождение от ответственности за намеренное «дробление закупок». Так, в ситуации, когда заказчик в один день заключил два контракта по п.4 ч.1 ст.93 Закона №44-ФЗна поставку компьютеров, каждый до 100 тыс. руб., но в сумме больше установленного лимита, суд признал в таких действиях наличие состава административного правонарушения.

В своем постановлении Арбитражный суд Уральского округа от 26.08.2016 № Ф09-8787/16 по делу № А34-6943/2015 суд пришел следующим выводам:

  1. контракт должен быть признан недействительным, поскольку заказчик в нарушение требований ст.24 и 93 Закона № 44-ФЗ отказался от конкурентных закупок.
  2. два контракта заказчика образуют одну сделку, искусственно раздробленную и оформленную двумя договорами-документами, что указывает на желание уйти от конкурентной закупки;
  3. раздробленная на два малых контракта закупка противоречит публичным интересам, поскольку нарушает порядок привлечения субъектов на товарный рынок и нарушает права и законные интересы неопределенного круга лиц, которые не имели возможности предложить свои условия исполнения контракта;

В постановлении Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 17.04.2018 по делу N А38-7831/2017 более детально рассмотрены моменты на которые обращают внимание суды в ситуациях с дроблением закупок:

  1. в-четвертых, заключение договора с единственным поставщиком и отсутствие конкурентных процедур способствовало созданию преимущественного положения единственного поставщика и лишило возможности других хозяйствующих субъектов, осуществляющих аналогичную деятельность, реализовать свое право на заключение контракта.

    В ситуации, если заказчик действовал в условиях ограниченности предложений потенциальных поставщиков, суд может пойти навстречу, но необходимо будет доказать отсутствие функционирующего рынка, определенного товара.

    Например, если на определенной территории действует всего одна заправочная станция, которая может поставлять бензин заказчику, а до ближайших конкурентов достаточно далеко, что делает экономически нецелесообразным пользоваться их услугами.

  2. во-вторых, это наличие необходимого времени для осуществления конкурентной процедуры с момента доведения лимитов бюджетных обязательств или утверждения плана финансово-хозяйственной деятельности. Иными словами, ответственности можно избежать, если доказать, что времени на проведение конкурентной процедуры у заказчика не было.

    Например, если у заказчика в конце года появилось дополнительное финансирование и за оставшееся до конца финансового года время провести конкурентную закупку с полным исполнением невозможно;

  3. во-первых, это наличие потребности в закупке одноименных товаров стоимостью более 100 тыс. руб., исходя из объемов финансирования. Следовательно, если у заказчика потребность в одноименном товаре и сумма финансового обеспечения меньше 100 тыс.

    руб., он может смело заключать прямой договор;

  4. в-третьих, отказ от конкурентных процедур приводит к неэффективному использованию бюджетных средств, предполагающему, в том числе, экономию бюджетных средств. Можно предположить, что заказчик сможет избежать ответственности, если докажет, что он сумел получить экономию от проведенной закупки у единственного поставщика. Это можно сделать, представив в суд коммерческие предложения конкурентов поставщика, а также сведения об аналогичных контрактах из реестра контрактов, заключенных заказчиками по итогам конкурентных процедур.

Главный вывод суда заключается в том, что закупки малого объема следует совершать в том случае, когда проведение процедур конкурентного отбора нецелесообразно ввиду несоответствия организационных затрат на проведение закупки самой стоимости закупки.

Таким образом, ограничение свободы действий в закупках малого объема состоит не только в лимитах на одну закупку и годовой объем, но и в целесообразности их проведения.

Законность дробления закупок

В госзакупочной сфере встречаются случаи, когда заказчик вместо необходимой ему крупной закупки, осуществляемой на конкурентной основе в процессе закупочной процедуры, делит её на несколько более мелких. Это позволяет ему избавиться от хлопот по организации конкурентных торгов и приобрести необходимое ему количество закупочных объектов по частям у единственного поставщика.

В результате у него отпадает необходимость:

  1. оформлять закупочную документацию;
  2. составлять отчёт об исполнении контракта.
  3. сопоставлять цены поставщиков, подрядчиков, исполнителей;
  4. осуществлять рыночный анализ;
  5. рассчитывать и обосновывать НМЦК;

Дробление закупок по и дробление закупок по не существует, поскольку оба эти закона не дают разъяснений по поводу данного торгового феномена. Это и позволяет некоторым заказчикам прибегать к искусственному дроблению предстоящих закупок.

Чаще всего это происходит в стоимостных пределах 100 тыс. руб. При этом дробление закупки, нарушая конкурентные принципы закупочных торгов, вступает в конфликт с антимонопольным законодательством. Федеральная антимонопольная служба РФ следит за случаями часто повторяющихся закупок одинаковых товаров, работ, услуг в небольших количествах или объёмах у одних и тех же единственных поставщиков, подрядчиков, исполнителей одним и тем же заказчиком и предпринимает в отношении него штрафные санкции.

Вместе с тем искусственное дробление закупки на более мелкие части не всегда является свидетельством желания заказчика целенаправленно облегчить протекание закупочного процесса в ущерб принципам конкурентности и интересам государства. Зачастую это происходит по объективным причинам и вынужденно.

Например, когда заказчик не располагает складскими помещениями, которые могли бы обеспечить на должном уровне сохранение большой партии товара. Или когда организация и проведение закупочной процедуры на конкурентной основе заметно увеличило бы затраты заказчика и легло бы дополнительно нагрузкой на государственный бюджет. Контролирующие ход госзакупок инстанции обнаруживают факты закупочного дробления по присутствию:

  1. идентичных объектов закупок в ряде небольших контактов;
  2. коротких отрезков времени между заключением подобных контрактов;
  3. одного и того же поставщика в нескольких контрактах.

Наличие сразу нескольких подобных признаков в ходе закупок делает подозрение заказчика в его намеренном уклонении от проведения аукциона или конкурса вполне обоснованным.

В своём ФАС РФ подчеркнула, что многократное приобретение аналогичных товаров, работ, услуг у единственного поставщика, если данные действия осуществляются в рамках требований 44-ФЗ, само по себе не является нарушением контактного законодательства. Таковым оно становится при выявлении в подобных действиях признаков антиконкурентного сговора, который приводит к ограничению, недопущению или устранению конкуренции.

Признаки эти определяются с помощью положений, изложенных в .

Также косвенно определяются признаки дробления закупки и по 44-ФЗ, поскольку в этом законе указывается на необходимость соблюдения принципов конкуренции в закупочных торгах. На практике закупка идентичных объектов в течение короткого промежутка времени посредством прямых соглашений, а не в ходе конкурентных процедур, практически всегда расценивается контролирующими инстанциями как искусственное закупочное дробление.

К примеру, ФАС отмечает, что осуществление нескольких малых закупок в процессе выполнения строительных работ по одной и той же проектной документации однозначно представляет собой образец умышленного дробления закупки и подлежит применению штрафных санкций. Если даже при разделении единой крупной закупки на несколько однородных стоимость каждой из них не превышает законодательно установленной предельной величины, это не освобождает заказчика от ответственности при нарушении им принципа конкуренции.

Это — базовое требование, не допускающее необоснованного сокращения количества участников конкурентных торгов. Выявленные нарушения в выборе метода определения поставщика, ведущего к ограничению конкуренции, чревато для заказчика наложением административного штрафа в 50 тыс.

руб. или дисквалификацией. В случае обнаружения контролирующими органами факта сговора представителя заказчика с поставщиком, имеющего своими последствиями бесконкурентные торги, обе стороны могут быть привлечены к уголовной ответственности.

Кроме того, судебная практика свидетельствует ещё об одном риске, который подстерегает поставщика при дроблении закупки. Положения ГК РФ позволяют признавать подобные сделки неправомерными, а заключённые договоры — недействительными.

В итоге поставщик не получает денег за поставленные товары. Дробление закупки, за исключением случаев, обусловленных объективно вынуждающими к этому обстоятельствами, представляет собой покушение на декларированные в контрактных законах страны принципы состязательности и конкуренции при проведения закупочных процедур.

Данное обстоятельство требует от заказчиков избегать подобного ухода от необходимости проведения конкурентных торгов.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+