Бесплатная горячая линия

8 800 301 63 12
Главная - Уголовное право - Оправдательный приговор по ст 176 ук рф

Оправдательный приговор по ст 176 ук рф

Апелляционное постановление № 22-91/2021 от 29 января 2021 г. по делу № 1-607/2019


сомнений в законности.Привлечение виновного в совершении покушения на изнасилование М.

к уголовной ответственности по истечении длительного времени с момента совершения преступления очевидным образом подтверждает доводы обвинения и показания потерпевшей о её намерении привлечь виновного к уголовной ответственности.В судебном заседании потерпевшая М. не отрицала того, что она не обжаловала принятое Попов А.В. процессуальное решение, при этом обосновала суду свое пассивное поведение по защите своих прав, в том числе, ранее озвученной ей Попов А.В.

аргументацией об отсутствии положительного для неё результата. Кроме того, суд не учел специфику преступления, о котором сообщала потерпевшая М., связанного с покушением на её половую неприкосновенность, а также психологические особенности потерпевшей. Вместе с тем суд не принял во внимание, что обжалование процессуального решения, принятого по результатам проверки, является правом заинтересованных лиц, а не обязанностью.

В то же время потерпевшая не отказалась от реализации своих прав в уголовном судопроизводстве, о чем свидетельствует возбуждение уголовного дела №, в рамках которого она дает последовательные показания по обстоятельствам совершенного преступления.Таким образом делает вывод, что представленные обвинением доказательства объективно свидетельствуют о наличии в действиях Попов А.В. состава преступления, предусмотренного именно ч. 1 ст. .С учетом приведенных доводов просит приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе.В возражениях на апелляционное представление защитник Л.

в интересах оправданного Попов А.В.

считает приговор законным и обоснованным.Приводя доводы апелляционного представления, считает, что они не опровергают сделанные судом выводы, а сводятся к переоценке обстоятельств, имеющих правое значение, а потому не могут быть удовлетворены, т.к. в соответствии с требованиями УПК РФ переоценка доводов не является основанием для отмены или изменения приговора.Выводы суда о признании показаний потерпевшей М.

недостоверными в части сформулированы на листе 14 приговора. Согласно материалам уголовного дела, до проведения очной ставки Попов А.В.

каких-либо показаний не давал и, следовательно, у него не имелось противоречий с показаниями М., в связи с чем судом правильно не придано доказательственного значения протоколу очной ставки. В ходе судебного заседания потерпевшая М. прямо указала, что следователь Попов А.В. с ней разговаривал спокойно, не кричал, предложил написать заявление о привлечении таксиста к уголовной ответственности (лист 13 приговора).

с ней разговаривал спокойно, не кричал, предложил написать заявление о привлечении таксиста к уголовной ответственности (лист 13 приговора). Тем самым подтвердила, что Попов А.В.

в полном объеме выполнял свои должностные обязанности по приему, регистрации и проверке сообщения.Показания свидетеля Д.

приведены в приговоре в полном объеме и признаны допустимым доказательством. Им дана оценка в том, что они не подтвердили доводы стороны обвинения о наличии в действиях Попов А.В. состава инкриминируемого деяния.Предъявленный Попов А.В.

органами следствия мотив совершения преступления —

«.обусловленной целью избежать выполнения своих должностных обязанностей.»

, не нашел своего подтверждения и опровергнут совокупностью доказательств.

Достоверно установлено, что Попов А.В., при условии сообщения ему М. достоверных сведений, достаточно было опросить последнюю и передать материал доследственной проверки по территориальности, а не выполнять комплекс проверочных мероприятий и принимать процессуальное решение.Иного, кроме как вынести постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, следователь сделать не мог, поскольку преступления, предусмотренные ч.

1 ст. , возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего.Просит приговор оставить без изменения, доводы апелляционного представления без удовлетворения. В возражениях на апелляционное представление защитник К.

выражает несогласие с приведенными в нем доводами.Указывает, что судом были проверены все доказательства, предоставленные стороной обвинения, в соответствии с требованиями ст.ст. , в приговоре им дана надлежащая оценка.Суд, оценив протокол очной ставки от ДД.ММ.ГГГГ, проведенной между потерпевшей М.

и подозреваемым Попов А.В., обоснованно не придал данному протоколу доказательственного значения. В нарушение положений ст.ст. , , протокол очной ставки от ДД.ММ.ГГГГ не содержит записи о разъяснении потерпевшей М. прав и обязанностей, предусмотренных ст.

, и не содержит записи о разъяснении подозреваемому Попов А.В. прав, предусмотренных ст. , таким образом является недопустимым доказательством.Показания свидетеля Д. суд отразил в приговоре в том объеме, в котором они были даны в ходе судебного заседания, а также дал им оценку в соответствии со ст.ст.

, , как и иным приведенным в приговоре доказательствам.

В соответствии с требованиями пп. 3, 4 ч. 1 ст. , п. 2 ст. в описательно-мотивировочной части приговора, суд дал оценку всем исследованным в судебном заседании доказательствам, в том числе показаниям подсудимого. Обращает внимание, что вопреки доводам апелляционного представления показания потерпевшей М., данные ею как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании, носили непоследовательный, нелогичный, противоречивый характер.
Обращает внимание, что вопреки доводам апелляционного представления показания потерпевшей М., данные ею как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании, носили непоследовательный, нелогичный, противоречивый характер. М. показала, что, находясь в кабинете у следователя Попов А.В., она понимала смысл и характер происходящих там действий и отдавала отчет своим действиям, следователем Попов А.В.

были разъяснены ей права, заявление о нежелании проведения проверки было написано ею собственноручно, с тексом своих объяснений она была ознакомлена до их подписания, смысл текста объяснений ей был понятен и замечаний у нее не имелось.

Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела было вынесено следователем Попов А.В. на основании ч. 5 ст. в связи с отсутствием заявления потерпевшей, а не с целью избежать нареканий со стороны руководства.

По мнению защитника, показания свидетелей С., С., С., М.

не изобличают Попов А.В. в совершении инкриминируемого ему преступления, а, наоборот, свидетельствуют о несостоятельности предъявленного обвинения.Какие психологические особенности М.

должен был учесть суд, стороной обвинения не указано, в то время как доказательств наличия каких-либо психологических особенностей у потерпевшей не представлено. Несостоятельной является и ссылка государственного обвинителя на право, а не обязанность лица обжаловать процессуальное решение, принятое по результатам проверки. После получения постановления М.

была с ним согласна, не желала проведения каких-либо проверок.Представленные стороной обвинения доказательства не свидетельствуют о наличии в действиях Попов А.В. состава инкриминируемого преступления, а выводы суда, изложенные в приговоре, логичны и не содержат в себе никаких противоречий.

Просит приговор оставить без изменения, доводы апелляционного преставления без удовлетворения. Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в апелляционном представлении и возражениях на него, выслушав мнения участников процесса, суд апелляционной инстанции находит приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.Согласно ст.

приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым, т.е. постановленным в соответствии с положениями уголовно-процессуального закона и основан на правильном применении уголовного закона.В силу требований ст. описательно-мотивировочная часть оправдательного приговора должна содержать существо предъявленного обвинения, обстоятельства уголовного дела, установленные судом, основания оправдания подсудимого и доказательства, их подтверждающие, мотивы, по которым суд отверг доказательства, представленные стороной обвинения.В описательно-мотивировочной части приговора, исходя из положений пп.

3, 4 ч. 1 ст. , надлежит дать оценку всем исследованным в судебном заседании доказательствам, как уличающим, так и оправдывающим подсудимого. Если какие-либо из исследованных доказательств суд признает не имеющими отношения к делу, то указание об этом должно содержаться в приговоре.

В силу требований ст. о недопустимости использования доказательств, полученных с нарушением закона, суд, установив такое нарушение, должен мотивировать свое решение о признании доказательства недопустимым и о его исключении из числа доказательств, указав, в чем именно выразилось нарушение закона. (п. 6 постановления Пленума ВС РФ от 29.11.2016 N 55 «О судебном приговоре»)Выводы суда о невиновности подсудимого должны соответствовать установленным в судебном заседании фактическим обстоятельствам дела, основываться на исследованных доказательствах, которым по результатам проверки необходимо дать соответствующую оценку.В соответствии с положениями ст.ст.

и проверка доказательств производится путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также путем установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство.

При этом каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а в совокупности — с точки зрения достаточности для разрешения уголовного дела.Указанные нормы закона судом нарушены, в связи с чем обжалуемый приговор не может быть признан законным и обоснованным.В апелляционном представлении утверждается о нарушении судом правил оценки доказательств.

Данный довод нашел свое подтверждение.Суд указал в приговоре, что показания потерпевшей М. признает достоверными в той части, в какой они подтверждены иными исследованными доказательствами, однако в какой именно части – не указал.При этом показания потерпевшей «относительно конкретных действий подсудимого», как отмечено в приговоре, вызвали «у суда сомнения в их достоверности». В то же время достоверными либо недостоверными, как того требуют положения ст.

, эти показания судом не признаны.Указав, что показания потерпевшей М. вызывают сомнения в их достоверности, суд признал эти сомнения неустранимыми и, сославшись на ст.

, отказался использовать показания потерпевшей в качестве доказательства. При этом суд не учел, что в соответствии с ч. 3 ст. в пользу обвиняемого толкуются неустранимые сомнения в его виновности.

Доказательства же, вне зависимости от того, вызвали ли они у суда сомнения, подлежат проверке в предусмотренном уголовно-процессуальным законом порядке, по результатам которой подлежат оценке, в том числе с точки зрения их достоверности.Выражая свое отношение к показаниям М., суд отразил их в приговоре как показания о том, что следователь убедил ее изложить в объяснениях сведения, не соответствующие действительности.

Однако, как следует из протокола судебного заседания, потерпевшая М. утверждала, что текст объяснения с внесением в него не соответствующих действительности сведений напечатал на компьютере сам следователь (т. 4, л.д. 84). Выявленное отличие не позволяет сделать вывод о том, что показания М.

оценены в полном объеме и надлежащим образом, в то время как указанные сведения, содержащиеся в показаниях, исходя из обстоятельств обвинения, могут иметь существенное значение для разрешения дела. Рассматривая протокол очной ставки между подсудимым Попов А.В.

и потерпевшей М., суд указал, что «не придает ему доказательственного значения» (стр.

12 приговора), однако недопустимым, неотносимым либо недостоверным доказательством данный протокол не признан, что не соответствует требованиям норм УПК РФ о правилах оценки доказательств.Аналогичным образом нарушены требования УПК РФ и при оценке показаний свидетеля С., данных им на предварительном следствии.

Не высказавшись об их допустимости и достоверности, суд указал, что не придает им доказательственного значения. При этом в обоснование своего суждения сослался лишь на пояснения самого свидетеля относительно данных им следователю показаний и не проверил их путем сопоставления с другими исследованными доказательствами и иными, предусмотренными ст. , способами. Более того, как указано в апелляционном представлении, суд не в полном объеме привел в приговоре и подверг оценке показания свидетеля Д.

В частности, в приговоре не нашли отражения изложенные в протоколе судебного заседания (т. 4, л.д. 124) показания свидетеля Д.

о том, что именно сообщила ей М. о словах следователя Попов А.В., высказанных в процессе получения у нее объяснения. Показания свидетеля в указанной части не оценены судом в соответствии с требованиями ст. , , не сопоставлены с другими доказательствами. В приговоре отражены показания свидетеля Т. (стр. 30 приговора), которые восприняты судом как детальные и логичные, не оспаривающиеся сторонами и не свидетельствующие о заинтересованности свидетеля в исходе дела.

(стр. 30 приговора), которые восприняты судом как детальные и логичные, не оспаривающиеся сторонами и не свидетельствующие о заинтересованности свидетеля в исходе дела. Вместе с тем приговор не содержит однозначного вывода о допустимости либо недопустимости и о достоверности либо недостоверности этого доказательства, как и вывода о том, какие из обстоятельств, подлежащих доказыванию, этими показаниями подтверждаются или опровергаются.Также в приговоре (стр.

22-27) приведено объемное перечисление представленных стороной обвинения доказательств, которые в конечном итоге оставлены без надлежащей оценки.Указанный на стр.

28 приговора отдельно от перечисленных доказательств вывод суда о том, что

«вышеприведенные документы … ни в своей совокупности, ни каждое отдельно, не подтверждают совершение подсудимым инкриминируемого ему деяния»

, содержит лишь морфологическую ошибку и не наполнен смысловым содержанием, поскольку никаких суждений в обоснование этого вывода судом не приведено.

Таким образом, приговор не содержит ясных и понятых выводов о том, по каким основаниям он принял одни доказательства и отверг другие, а ряд доказательств, представленных стороной обвинения, остались без оценки суда, что повлияло или могло повлиять на законность и обоснованность постановленного судом приговора.Кроме того, рассматривая предъявленное Попов А.В. обвинение, суд неоднократно указывал в приговоре, что находит неубедительными или необоснованными

«доводы органа предварительного следствия в обвинительном заключении»

.

Использованные судом формулировки не соответствуют закону, поскольку согласно положениям ч.

1 ст. в обвинительном заключении излагаются не «доводы» органа предварительного расследования, а существо и формулировка обвинения и доказательства, которым суд обязан дать оценку по правилам, предусмотренным уголовно-процессуальным законом. Приводя обстоятельства, в том числе и прямо не указанные в доводах апелляционного представления, суд апелляционной инстанции действует в пределах прав, предоставленных ст. , по смыслу положений которой при рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке суд вне зависимости от доводов жалобы или представления проверяет, имеются ли предусмотренные статьей основания отмены или изменения судебного решения, не влекущие ухудшение положения осужденного (оправданного) (п.

17 постановления Пленума ВС РФ от 27.11.2012 N 26

«О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции»

).Также суд апелляционной инстанции учитывает, что в соответствии с ч.

2 ст. оправдательный приговор суда первой инстанции может быть отменен с передачей уголовного дела на новое судебное разбирательство не иначе как по апелляционным представлению прокурора либо жалобе потерпевшего, частного обвинителя, их законных представителей и (или) представителей на незаконность и необоснованность оправдания подсудимого. Приговор в отношении Попов А.В. обжалован государственным обвинителем К.

по основаниям, предусмотренным чч.

1 и 2 ст. , – несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, а также существенное нарушение уголовно-процессуального закона.Не выходя за пределы этих оснований, суд апелляционной инстанции рассматривает приговор с учетом доводов апелляционного представления, доводов прокурора в суде апелляционной инстанции и установленных несоответствий выводов суда фактическим обстоятельствам дела и допущенных при постановлении приговора нарушений уголовно-процессуального закона, которые находит неприемлемыми с точки зрения требований, предъявляемых к судебному решению частью 4 статьи и иными вышеперечисленными нормами уголовно-процессуального закона. При этом суд апелляционной инстанции исходит из того, что выявленные несоответствия и нарушения в сопоставлении с доводами, приведенными в апелляционном представлении, не ухудшают положения оправданного, поскольку в представлении уже поставлен вопрос об отмене приговора по тем же основаниям. Вместе с тем они (несоответствия и нарушения) не могут быть оставлены без внимания как исключающие возможность вывода о законности, обоснованности и мотивированности приговора, и потому подлежащие устранению, в том числе и в интересах оправданного.В качестве таковых суд апелляционной инстанции расценивает и нарушения, допущенные при составлении приговора, который в силу требований ст.ст.

, должен быть постановлен в ясных и понятных выражениях. Это относится и к изложению содержания доказательств и мотивов, по которым одни доказательства суд принимает, а другие отвергает.

В нарушение данного требования, приводя доказательства, представленные стороной обвинения, суд допустил многочисленные грамматические, синтаксические и пунктуационные ошибки (стр.

15, 19, 24, 33 приговора), что привело к искажению содержания доказательств, лишило в ряде случаев возможности однозначно понимать как существо доказательств, так и смысл выводов суда, построенных на этих доказательствах. В частности, на стр. 23 приговора суд изложил объяснение потерпевшей М.

следующим образом: «из содержания объяснений от 11.04.2014 следует, что М. по существу заданных следователем Попов А.В. сообщила сведения о своей личной жизни, указав о возникших проблемах, в связи с чем решила покончить жизнь самоубийством»; участковому уполномоченному полиции «рассказала, что ее изнасиловал таксист.

Это сделал из-за того, что не хотела говорить участковому полиции об истинных причинах суицида». Указанное изложение существенно отличается по смыслу от фактического содержания документа (т.

2, л.д. 59 — 60). При этом суд уже непосредственно при изложении объяснения указал, что отраженные в нем сведения сообщены М., оставив без оценки показания последней в судебном заседании о том, что эти сведения внесены в текст объяснения самим Попов А.В.Между тем, содержание названного объяснения М.

2, л.д. 59 — 60). При этом суд уже непосредственно при изложении объяснения указал, что отраженные в нем сведения сообщены М., оставив без оценки показания последней в судебном заседании о том, что эти сведения внесены в текст объяснения самим Попов А.В.Между тем, содержание названного объяснения М.

от 11.04.2014, исходя из обвинения Попов А.В., в том числе во внесении заведомо ложных сведений в данное объяснение, может иметь существенное значение для решения вопроса о виновности или невиновности обвиняемого. Судебное решение, если существенно значимые обстоятельства события, являющегося предметом исследования по уголовному делу, отражены в нем неверно, не может рассматриваться как справедливый акт правосудия и должно быть исправлено независимо от того, что послужило причиной его неправосудности. (Постановление Конституционного Суда РФ от 16.05.2007 N 6-П)Кроме того, приведя в приговоре показания свидетеля К., в том числе о том, что М.

поясняла ему в больнице, что ее изнасиловал или пытался изнасиловать водитель такси (стр.

19 приговора), суд оставил их без оценки по правилам ст.ст.

, , однако указал, что показания свидетеля

«опровергают утверждения органа предварительного следствия о том, что потерпевшая М.…»

сообщила К.

«…об обстоятельствах покушения на ее изнасилования… водителя такси…»

.

Очевидно, что вывод суда относительно данного доказательства не соответствует содержанию этого доказательства, приведенному в приговоре, а, между тем, суд признал это доказательство опровергающим доводы стороны обвинения о наличии в действиях подсудимого Попов А.В.

состава инкриминируемого ему преступления. Таким образом, нашли свое подтверждение доводы апелляционного представления о незаконности и необоснованности приговора ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, поскольку эти выводы не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании (п.

1 ст. ).Заслуживает внимания и довод апелляционного представления относительно вывода суда об отсутствии нарушения прав и законных интересов потерпевшей. Суд неоднократно указал в приговоре, что потерпевшая М.

не была ограничена в реализации своих прав на оспаривание постановления об отказе в возбуждении уголовного дела и обжалование действий следователя Попов А.В., в течение срока давности привлечения к уголовной ответственности не была лишена права обратиться с заявлением о привлечении к уголовной ответственности лица, совершившего в отношении нее преступление, в итоге реализовала свое право на доступ к правосудию и судебную защиту путем обращения в следственные органы. На этом основании суд пришел к выводу о необоснованности и недоказанности обвинения в части того, что действия Попов А.В. повлекли существенное нарушение прав и законных интересов потерпевшей М.

(стр. 37 приговора).Вместе с тем приговор не содержит ясности в том, каким образом вывод о виновности или невиновности лица при совершении им действий, указанных в обвинении применительно к конкретным временным границам, связан с последующими действиями потерпевшей и состоявшимися в отношении нее решениями.Тем самым суд не учел обстоятельств, которые могли существенно повлиять на его выводы, в том числе о виновности или невиновности оправданного (п.

2 ст. ). Принимая во внимание несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, с учетом существенных нарушений уголовно-процессуального закона, допущенных судом, оспариваемый приговор нельзя признать законным и обоснованным, и в соответствии с пп. 1, 2 ст. , ст. , , п. 4 ч. 1 ст.

он подлежит отмене с передачей уголовного дела на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд, но иным составом суда.Иные доводы, приведенные в апелляционном представлении и возражениях на представление, выступлениях участвующих по делу лиц, связанные с оценкой доказательств и вопросами доказанности либо недоказанности вины, суд апелляционной инстанции по существу не рассматривает в связи с отменой приговора по изложенным выше основаниям.При новом судебном разбирательстве суду первой инстанции надлежит с соблюдением уголовно-процессуального закона устранить допущенное несоответствие выводов суда, полно и объективно исследовать все представленные сторонами доказательства, надлежащим образом проверить их и дать им оценку с точки зрения допустимости, относимости, достоверности, а всем собранным доказательствам в совокупности – достаточности для разрешения уголовного дела, и, в зависимости от полученных доказательств и их оценки, принять законное и обоснованное решение.С учетом тяжести предъявленного обвинения и данных о личности Попов А.В.
он подлежит отмене с передачей уголовного дела на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд, но иным составом суда.Иные доводы, приведенные в апелляционном представлении и возражениях на представление, выступлениях участвующих по делу лиц, связанные с оценкой доказательств и вопросами доказанности либо недоказанности вины, суд апелляционной инстанции по существу не рассматривает в связи с отменой приговора по изложенным выше основаниям.При новом судебном разбирательстве суду первой инстанции надлежит с соблюдением уголовно-процессуального закона устранить допущенное несоответствие выводов суда, полно и объективно исследовать все представленные сторонами доказательства, надлежащим образом проверить их и дать им оценку с точки зрения допустимости, относимости, достоверности, а всем собранным доказательствам в совокупности – достаточности для разрешения уголовного дела, и, в зависимости от полученных доказательств и их оценки, принять законное и обоснованное решение.С учетом тяжести предъявленного обвинения и данных о личности Попов А.В.

избранную в отношении него меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении суд апелляционной инстанции полагает оставить без изменения.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст., , , , , , , суд ПОСТАНОВИЛ:приговор Абаканского городского суда РХ от 06 марта 2021 года в отношении Попов А.В. отменить.Уголовное дело передать на новое судебное разбирательство со стадии судебного разбирательства в тот же суд, иным составом суда.Меру пресечения Попов А.В. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении оставить без изменения.

ПредседательствующийВерховный Суд Республики Хакасия (Республика Хакасия) Карпов Виктор Петрович (судья) Судебная практика по применению нормы ст. 285 УК РФСудебная практика по применению нормы ст.

131 УК РФ

Апелляционное постановление № 10-11/2016 от 28 сентября 2016 г. по делу № 10-11/2016

, умышленно, осознавая общественную опасность своих действий, предвидя неибежность наступления общественно опасных действий и желая их наступления, с целью незаконного проникновения в жилище, на почве сложившихся неприязненных отношений, желая выяснить отношения с проживающим в квартире Потерпевший №1, осознавая, что нарушает его право на неприкосновенность жилища, гарантированное ст.

РФ, путем свободного доступа, незаконно, против воли Потерпевший №1 через входную дверь проникла в вышеуказанную квартиру. В суде Никитина Л.М. вину не признала, пояснив, что ДД.ММ.ГГГГ около 15 часов 30 минут она уложила свою внучку, которая является инвалидом, спать. Через некоторое время из квартиры Потерпевший №1 стал доноситься сильный шум, крики детей.

Она попросила своего мужа ФИО5 сходить к Потерпевший №1 и попросить детей вести себя потише, однако шум не стих. Она сама решила сходить к Потерпевший №1, при этом, подойдя к входной двери квартиры Потерпевший №1, она постучала, дверь была не заперта, и она вошла в квартиру. Потерпевший №1 ремонтировал детскую кроватку, она стала ругаться на детей за то, что они шумят и мешают спать ребенку.

Потерпевший №1 сказал детям, чтобы они продолжали играть и не обращали на нее внимания, после чего попросил ее уйти из их квартиры, она ушла.

Ранее у нее с семьей Потерпевший №1 были хорошие отношения, они общались, по-соседски заходили друг к другу в дом, потом отношения испортились на бытовой почве.

В квартиру Потерпевший №1 она незаконно не проникала, зашла для того, чтобы дети прекратили шуметь, так как ее внучка спала.

Если бы ей Потерпевший №1 сказали, чтобы она не заходила к ним в дом, она бы и не заходила.Исследовав представленные органом предварительного расследования доказательства, суд постановил оправдательный приговор, не установив в действиях подсудимой Никитиной Л.М. прямого умысла на незаконное проникновение в жилище без согласия проживающих там лиц, а соответственно состава преступления, предусмотренного ч.1 ст. .В апелляционном представлении и дополнении к нему государственный обвинитель Игрунева А.В.

ставит вопрос об отмене приговора в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, установленным в судебном заседании.

В обоснование своих доводов государственный обвинитель указывает, что суд первой инстанции при постановлении оправдательного приговора не дал должной оценки доказательствам, представленным стороной обвинения, которые подтверждают, факт незаконного проникновения Никитиной Л.М. в жилище против воли проживающего в нем Потерпевший №1, что следует из показаний потерпевшего ФИО7, свидетелей ФИО8, ФИО9, ФИО7, ФИО10, указывающих, что Никитина Л.М.

не стучала в дверь. В связи с чем полагает, что Никитина Л.М. проникла в квартиру Потерпевший №1 незаконно, против воли проживающих в ней лиц. Государственный обвинитель указывает, что суд необоснованно положил в основу приговора сведения о личности потерпевшего, полученные от свидетелей стороны защиты, а также сведения о ранее дружеских отношениях, которые по мнению суда явились законным основанием для посещения Никитиной Л.М.

квартиры Потерпевший №1. Также обращает внимание на то, что суд дал иную трактовку показаниям, как свидетелей, так и самой подсудимой, которая в судебном заседании подтвердила, что на протяжении последних двух лет находилась в неприязненных отношениях с семьей Потерпевший №1, в квартиру ее никто не приглашал, разрешения войти в квартиру она не спрашивала. Считает неверными выводы суда об уважительности причины проникновения Никитиной Л.М. в жилище из-за детских криков и законности действий Никитиной Л.М., поскольку полагает, что указанные выводы сделаны без учета всей совокупности доказательств, исследованных в суде.

Государственный обвинитель считает, что незаконное проникновение в жилище Потерпевший №1, которое характеризует объективную сторону состава преступления, предусмотренного ч.1 ст. , в судебном заседании установлено и нашло свое подтверждение.

Также указывает на наличие прямого умысла у Никитиной Л.М., направленного на незаконное проникновение в квартиру, поскольку Никитина Л.М.

в судебном заседании согласилась с тем, что она нарушала неприкосновенность жилища.На основании изложенного считает, что суд сделал необоснованный вывод об отсутствии состава преступления и полагает, что постановленный по делу оправдательный приговор нельзя признать законным и обоснованным, в связи с чем просит о его отмене и направлении уголовного дела на новое судебное рассмотрение.В возражениях на апелляционное представление государственного обвинителя адвокат ФИО11 в интересах оправданной Никитиной Л.М. считает доводы представления необоснованными, немотивированными, не подлежащими удовлетворению, а приговор суда не подлежащим отмене либо изменению.

Полагает, что доводы прокурора о наличии существенных противоречий не соответствуют действительности. Проводя оценку доказательств, указывает на установленный в суде первой инстанции факт дружеских отношений между Никитиной Л.М. и семьей Потерпевший №1 на протяжении длительного времени.

Указывает, что суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что приведенные государственным обвинением доказательства, как каждое в отдельности, так и в совокупности не дают оснований для вывода о виновности в совершении инкриминируемого Никитиной Л.М. органом следствия преступления. Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления государственного обвинителя, возражений защитника оправданной на них, суд апелляционной инстанции находит оправдательный приговор законным и обоснованным и не подлежащим отмене по следующим основаниям.В соответствии с требованиями ч.1 ст.

основаниями отмены или изменения приговора в апелляционном порядке являются: несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции; существенное нарушение уголовно-процессуального закона; неправильное применение уголовного закона; несправедливость приговора, выявление обстоятельств, указанных в п.1.2 ч.1 ст.

, либо выявление данных, свидетельствующих о несоблюдении лицом условий и невыполнении им обязательств, предусмотренных досудебным соглашением о сотрудничестве. Указанных в законе существенных нарушений, влекущих отмену оправдательного приговора, по данному делу не допущено.Как указано выше, органами предварительного следствия Никитиной Л.М. обвинялась по ч.1 ст. в незаконном проникновении в жилище, совершенном против воли, проживающего в нем лица, а именно ДД.ММ.ГГГГ в период времени с 16 часов до 16 часов 10 минут умышленно, с целью незаконного проникновения в жилище, на почве сложившихся неприязненных отношений, желая выяснить отношения с проживающим в квартире Потерпевший №1, осознавая, что нарушает его право на неприкосновенность жилища, гарантированное ст.

РФ, путем свободного доступа, незаконно, против воли Потерпевший №1 через входную дверь проникла в В соответствии с действующим законодательством, объектом преступления, предусмотренного ч.1 ст. , являются общественные отношения, возникающие в связи с реализацией гражданами конституционного права на неприкосновенность жилища.

Объективной стороной преступления, предусмотренного статьей , является деяние в форме действия — незаконного проникновения в жилище, совершенного против воли проживающего в нем лица.Субъективная сторона включает вину в форме прямого умысла, то есть лицо сознает, что своими действиями нарушает конституционное право граждан на неприкосновенность жилища, и желает этого.В суде первой инстанции установлено, что у Никитиной Л.М. умысла на совершение противоправных действий, направленных на нарушение конституционного права потерпевшего не было, она вошла в квартиру потерпевшего для того, чтобы попросить прекратить шум, то есть ее целью не являлось нарушение конституционного права потерпевшего.Исследовав и оценив в совокупности представленные стороной обвинения доказательства, суд пришел к обоснованному выводу об оправдании Никитиной Л.М.

по предъявленному обвинению по ч.1 ст. , поскольку установленные судом факты и доказательства свидетельствуют об отсутствии в действиях Никитиной Л.М.

объективной и субъективной стороны преступления и о том, что ею не совершались действия вопреки желанию Потерпевший №1 в целях нарушения конституционного права на неприкосновенность жилища.Так, судом установлено, что ДД.ММ.ГГГГ в период времени с 16 часов до 16 часов 10 минут Никитиной Л.М. пришла в дом к Потерпевший №1 с целью попросить детей, находящихся в доме Потерпевший №1, вести себя потише, так как ее малолетняя внучка, являющаяся инвалидом и страдающая тяжелым заболеванием, спала, а шум из квартиры Потерпевший №1 мешал ребенку. Данное обстоятельство подтверждается показаниями Никитиной Л.М., показаниями допрошенных судом первой инстанции свидетелей ФИО5, ФИО12, ФИО13, ФИО14, ФИО15, а также показаниями потерпевшего Потерпевший №1, подтвердившего их и в суде апелляционной инстанции.Кроме того, потерпевший Потерпевший №1 в суде апелляционной инстанции указал, что ДД.ММ.ГГГГ около 16 часов к ним в квартиру вошла Никитиной Л.М.

и стала кричать на детей за то, что они шумят.

Он потребовал, чтобы она покинула квартиру, и та ушла. Пояснил, что у них ранее были добрососедские отношения, потом испортились на бытовой почве.

Взаимоотношения испортились из-за участка земли, прилегающего к дому. В суде апелляционной инстанции Потерпевший №1 также пояснил, что возникшие ранее между ними разногласия из-за земельного участка, наложили отпечаток на его отношение к данной ситуации, в связи с чем, просил прекратить дело за примирением с Никитиной Л.М.Однако оправданная Никитиной Л.М. возражала против примирения, настаивая на своей невиновности, подтвердила показания, данные в суде первой инстанции, указав, что умысел у нее не был направлен на незаконное проникновение в чужое жилище.

Исследовав показания потерпевшего Потерпевший №1, данные в суде первой инстанции, пояснения данные потерпевшим в суде апелляционной инстанции, показания свидетелей ФИО5, ФИО12, ФИО16, ФИО17, ФИО13, ФИО14, ФИО18, ФИО19, ФИО20, ФИО21 ФИО15, суд пришел к правильному выводу о том, что они не подтверждают виновность Никитиной Л.М. во вмененном ей органом предварительного расследования деянии.Так, из показаний перечисленных выше свидетелей данных в судебном заседании суда первой инстанции, следует, что Никитиной Л.М. ранее неоднократно заходила в квартиру Потерпевший №1, последние оставляли ей ключи от своей квартиры.Кроме того, как установлено в суде первой инстанции ДД.ММ.ГГГГ Никитиной Л.М.

вошла в квартиру Потерпевший №1 днем, квартира была не заперта, входя в квартиру Потерпевший №1, она знала, что в ней находятся люди. Также судом установлено, что, когда Никитиной Л.М. вошла в квартиру, Потерпевший №1 не высказал возражений по поводу ее прихода и попросил ее покинуть свое жилище только после того, как она стала выказывать свое недовольство по поводу доносящегося из их квартиры шума.Иного по делу не установлено.Довод апелляционного представления о том, что суд необоснованно положил в основу приговора сведения о ранее дружеских отношениях между Никитиной и ФИО26, а также о личности потерпевшего, полученные от свидетелей стороны защиты, суд апелляционной инстанции находит несостоятельным, поскольку ни суду первой инстанции, ни суду апелляционной инстанции доказательств, свидетельствующих о недостоверности показаний свидетелей, стороной обвинения не представлено.

Также суд апелляционной инстанции находит несостоятельным довод представления о том, что судом дана неверная трактовка показаниям свидетелей и подсудимой, поскольку суд провел анализ показаний, как свидетелей, так и подсудимой Никитиной Л.М. в совокупности с иными материалами уголовного дела и пришел к правильному выводу об отсутствии состава преступления в деянии Никитиной Л.М.Довод апелляционного представления о том, что незаконное проникновение Никитиной Л.М.

в жилище против воли проживающего в нем Потерпевший №1 заключается в том, что Никитиной Л.М. вошла в квартиру, не постучав предварительно в дверь, является несостоятельным и противоречит установленным судом первой инстанции обстоятельствам.Кроме того, суд апелляционной инстанции не соглашается с доводом апелляционного представления о том, что суд при постановлении оправдательного приговора пришел к выводу о законности действий Никитиной Л.М., поскольку фактически автор представления подменяет понятия и, указывая, что суд первой инстанции, устанавливая отсутствие состава преступления, ссылается на мотив преступления.

Вместе с тем, мотив преступления не влияет на квалификацию деяния, и судом первой инстанции данное обстоятельство учтено.Довод апелляционного представления о том, что суд первой инстанции не принял во внимание, что неприязненные отношения между Никитиной Л.М. и Голобоковыми являются основанием для утверждения о наличии у Никитиной Л.М. прямого умысла на совершение вмененного ей преступления, является несостоятельным.

Указанный довод был исследован судом первой инстанции в совокупности с иными доказательствами, ему была дана надлежащая оценка, с которой соглашается и суд апелляционной инстанции.

Утверждение автора апелляционного представления о наличии прямого умысла у Никитиной Л.М., направленного на незаконное проникновение в квартиру, основано только на позиции обвинения о виновности Никитиной Л.М. и противоречит установленным судом первой инстанции обстоятельствам.Таким образом, установленные судом обстоятельства свидетельствуют о том, что Никитиной Л.М. не совершались действия направленные на незаконное проникновение в жилище, против воли, проживающего в нем лица.При этом выводы суда относительно доказательств и их оценки противоречий не содержат.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции находит, что суд полно проанализировав собранные по делу доказательства, пришел к правильному выводу об отсутствии состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.

, и мотивированно постановил в отношении Никитиной Л.М. оправдательный приговор.Данный приговор соответствует требованиям ст. , в нем изложено существо предъявленного обвинения, обстоятельства уголовного дела, установленные судом, основания оправдания и доказательства, их подтверждающие, подробно приведены мотивы, по которым суд отверг доказательства, представленные стороной обвинения.Вместе с тем, суд апелляционной инстанции находит, что в приговор суда необходимо внести изменения.

Так, в приговоре суд указал, что Никитиной Л.М.

проживает по адресу: .Однако согласно протоколу судебного заседания от ДД.ММ.ГГГГ была установлена личность Никитиной Л.М., которая проживает по адресу: , что подтверждается материалам дела (л.д.181).В дальнейшем в судебных заседаниях Никитиной Л.М. не заявляла о смене места жительства, в связи с чем, суд апелляционной инстанции расценивает указание судом в приговоре иного адреса технической ошибкой, которая подлежит исправлению, но которая не влияет на правильность принятого судом решения.На основании изложенного и руководствуясь ст.

ст. , , , суд апелляционной инстанцииПОСТАНОВИЛ:Апелляционное представление государственного обвинителя прокуратуры Володарского района г.

Брянска ФИО6 на приговор мирового судьи судебного участка №.

Володарского судебного района г. Брянска от ДД.ММ.ГГГГ оставить без удовлетворения.В приговор мирового судьи судебного участка №. Володарского судебного района г.

Брянска от ДД.ММ.ГГГГ в отношении Никитиной Л.М. внести изменение:во вводной части приговора считать местом жительства Никитиной Л.М. адрес: .В остальной части приговор суда оставить без изменения.Апелляционное постановление может быть обжаловано в кассационном порядке, предусмотренном главой 47.1 УПК РФ.Председательствующий судья С.Н.

БараченковаВолодарский районный суд г.

Брянска (Брянская область) Никитина Л.М. Бараченкова С.Н. (судья)

Защита при обвинении по ст.

176 УК РФ

Высокий уровень развития банковского кредитования в настоящее время является фундаментальной поддержкой как для физических лиц, так и для больших компаний и организаций. В виду этого незаконное получение кредитов стало достаточно распространенным преступлением. Связано это в первую очередь с тем, что от оперативности получения кредита, а также от выгодности его условий зависит успешное развитие экономической деятельности компаний и стабильность бюджетов физических лиц.

С точки зрения Уголовного кодекса Российской Федерации незаконное получение кредита выражается в получении кредита либо льготных условий кредитования путем представления банку или другому кредитному учреждению, заведомо ложных сведений о хозяйственном положении, либо финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации. Уголовное законодательство Российской Федерации относит данное преступление к преступлениям в сфере экономической деятельности.

Необходимо иметь представление о том, какие сведения о хозяйственном состоянии могут быть расценены как заведомо ложные:

  • Фиктивная документация (к примеру, гарантийные письма).
  • Сфальсифицированные договоры, платежная документация.
  • Финансовые документы, в которых финансовое состояние организации или индвидуального предпринимателя показаны в более лучшем положении, чем в действительности и многое другое.
  • Сфальсифицированные документы о регистрации в налоговом органе.
  • Не соответствующие действительности данные об учределях, руководителях, акционерах, основных партнерах и связях с другими компаниями.
  • Прочие сфальсифицированные документы.
  • Имущество, предоставленное в залог кредитору, на которое невозможно обратить взыскание.

Основополагающим условием, при котором наступает уголовная ответственность является причинение незаконным получением кредита крупного ущерба (превышающего 1 500 000 рублей). Простой состав незаконного получения кредита минимально наказывается штрафом в размере до 200 000 рублей, максимально — лишением свободы на срок до 5 лет.

В случае, если незаконно был получен государственный целевой кредит, либо он был использован не по его прямому назначению, что причинило гражданам, организациям или государству крупный ущерб, Уголовный кодекс Российской Федерации предусматривает уголовную ответственность минимально — в виде штрафа в размере от 100 000 до 300 000 рублей, либо лишение свободы на срок до 5 лет. Очевидно, что при обвинении по статье 176, только с надежной правовой поддержкой грамотного адвоката можно рассчитывать на правильную квалификацию преступления и надежную правовую защиту.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+