Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Семейное право - Что делать если жена бьет мужа и детей

Что делать если жена бьет мужа и детей

Что делать если жена бьет мужа и детей

Что делать, если жена бьет мужа…


Жена ударила мужа – к сожалению, такая ситуация не редкость во многих семьях. И хотя когда мы вновь слышим историю о том, как жена бьет мужа, мы сразу же думаем о том, что это происходит в семьях алкоголиков и других опустившихся личностей, в действительности, такое не редкость и среди интеллигентов.

Многие мужчины воспитаны таким образом: если ударила жена, значит, сам виноват, а ее надо за это еще и пожалеть и то, что такое будет постоянно повторяться и все чаще и чаще почему-то в расчет этими мужьями не берется. Причин, по которым жена бьет мужа, может быть множество. Особенно часто это встречается среди людей, которые видели подобный пример в своих семьях, когда были детьми.

Особенно часто это встречается среди людей, которые видели подобный пример в своих семьях, когда были детьми. В этом случае женщина может вполне закономерным образом считать такое поведение нормальным, поэтому единственное, что может ей помочь, — это прохождение курса у хорошего психолога. Мужчине же со своей стороны необходимо заранее присмотреться к семье будущей избранницы, чтобы предвидеть возможность возникновения подобной проблемы в будущем.

Весьма часто жена бьет мужа, просто желая поднять собственную значимость.

Как правило, такие женщины относятся к разряду истеричек, вымещающих свою злобу и затаенные обиды на самых близких людях. Однако прежде чем задаваться вопросом «Что делать, если жена бьет», необходимо обратить внимание и на свое поведение. Отношения мужчины и женщины не так однозначны, как этого бы хотелось, но мужчины сами по себе крайне редко являются зачинщиками подобных конфликтов.

Но, к сожалению, иногда женщины распускают руки только потому, что им нравится чувствовать свою безнаказанность. Что делать в случае, если вы нарвались на подобную домашнюю самодурку?

Выгнать ее из дома? Поверьте, у вас это вряд ли получится, особенно, если в квартире прописан ребенок, матерью которого она является.

Собрать вещи и уехать самому? А куда? К родителям? Гы))) Самое забавное, что у такого мужчины ВООБЩЕ НЕТ ВАРИАНТОВ. Над ним будут смеяться, его будут отовсюду пинать, но ему никто не поможет

Что делать, если бьет муж: откровения жертв домашнего насилия

С 8 по 10 марта в городах России и Белоруссии пройдет благотворительная акция «Не виновата» в поддержку женщин, переживших домашнее насилие.

В рамках акции проведут различные концерты и творческие мероприятия, вся прибыль от которых будет направлена фондам поддержки женщин, столкнувшихся с такой ситуацией. Две смелые героини поделились с порталом Москва 24 своими сокровенными историями и рассказали о страшных годах жизни с мужем-тираном.

Фото: предоставлено героиней материалаС ним мы познакомились в интернете в 2012 году, но не на сайте знакомств, а в группе в соцсети, где обсуждали политику. В одном из острых споров, который разразился онлайн, за меня вступился парень, потом мы перешли на общение в «личке».

Мне тогда было 23 года, а ему 31. Общались в основном на политические темы, но потом он пригласил меня встретиться. Я приехала просто пообщаться с соратником по взглядам, а он подарил цветы и сказал, что я ему понравилась.

Через какое-то время мы стали встречаться, но так как жили в разных городах, виделись только один раз в месяц, остальное время – онлайн. Внешне он мне не очень нравился, но подкупало то, что он уважал меня, понимал и не требовал ничего в сексуальном плане, зная, что я следовала принципу не спать до свадьбы.Тем не менее, тревожные «звоночки» были уже тогда. Сам по себе он человек агрессивный, грубый, мог наорать без повода.

Например, если у него машина не заводилась, а я что-то говорила в этот момент, у него вспыхивала агрессия.

При этом он открыто рассказывал, как бил первую жену и потом другую девушку, с которой был в отношениях. Но так как он говорил, что обе были гулящие, у меня тревоги не возникало: думала – ну я же не такая!Предложения руки и сердца как такового не было, мы просто отдыхали на море, и он сказал, что по возвращении домой мы подаем документы в ЗАГС. Помимо того, что мне уже хотелось семью, детей и переехать в город покрупнее, где он как раз жил, давил еще один серьезный аспект: я была ему должна.

Мы с мамой брали кредит в банке и не могли его погасить. Нас сильно жали коллекторы, тогда он взял и оплатил долг.

Так, через год после знакомства мы поженились.

Любви не было. Даже помню, что перед тем, как ехать выбирать свадебное платье, я сидела на вокзале и плакала. А под конец еще узнала, что он пьет, хотя и обещал, что в семейной жизни с этим завяжет.Накал страстей начался уже с первого дня совместной жизни, были какие-то оскорбления, он постоянно требовал, чтобы я заступалась за него в конфликтах в интернете. Потом он выпивал и предъявлял претензии:

«Ты мямля, лохушка, и слова за меня не можешь сказать»

.

Постоянные побои начались уже через пять месяцев.

Он мог избить за какие-то мелочи: чай долго несла или картошку порезала мельче, чем он любит. А если мне в соцсети кто-то написал «привет», ему прямо крышу срывало, так сильно начинал ревновать.

Любой разговор, даже о музыке, мог вызвать агрессию, много скандалов также возникало на фоне пьянок.

Как-то на одном из праздников опять затронули национальную тему, и он вскипел. Взял торт со стола и бросил его на пол. Потом он набросился на меня, я стала убегать в другую комнату, а он догнал и ударил меня по лицу.

Из губы потекла кровь. Дальше такие ситуации стали повторяться все чаще, он уже не мог остановиться. Я пыталась с ним разговаривать, выяснить, в чем проблема? Он ответил, что

«пока побоев не было, то и не хотелось, а теперь сам понимаю, что когда срываюсь, то уже не могу остановиться, так и с прошлыми женщинами было»

.

Он понимал, что это уже проблема, но на мои предложения пойти к психологу или наркологу отвечал отказом: «Не хватало еще, чтобы я до такого опустился».Он мог издеваться надо мной на протяжении нескольких часов подряд. Унижал, садился на меня, избивал, в основном по голове.

Потом кровь из носа шла.После очередного раза у меня было сотрясение мозга и ушиб тройничного нерва, синяки по всему телу.

Я хотела уйти, но он слезно извинялся, говорил, что любит и не может без меня, называл себя мразью и сволочью. В итоге я его простила, не ушла тогда. В течение года были побои и примирения, а еще через год я забеременела, стала зависимой от него, а он стал вообще неуправляемый.Два раза после сильных побоев я ходила к врачу, но при этом никогда мужа не выдавала.

Выдумывала истории: упала во дворе, неизвестные ограбили на улице. Ни в центры помощи, ни в полицию я не обращалась.

Как-то в очередной раз он меня побил, а на утро сказал:

«Интересно, а как это, жить и знать, что тебя в будущем отп**дят?»

. Тогда я поняла, что он не собирается меняться. Последней каплей стали разборки на очередном семейном празднике.

Это было уже при его родителях. Отец тогда с ним разговаривал, объяснял прописные истины, но все без толку.

В итоге целых 3,5 года я терпела побои. Друзья про это знали, советовали уходить и даже предлагали его наказать, но я была против.

Через год после рождения дочери мы разошлись. Хотя развод он до сих пор не дает, считает, что мы муж и жена.

Иногда, когда захочет, может потащить меня куда-то. Пока был на заработках, присылал алименты, но сам говорит, что это не алименты, мы семья. При этом дочку он не видит, не интересуется, как она – ему все равно.

У меня и так была низкая самооценка, а сейчас вообще ниже некуда. Психика не выдерживает, срываюсь на всех.

На мне ведь все: съемная квартира, мама на пенсии, ребенок, животные. Сейчас работаю завхозом, но параллельно учусь на педагога, когда закончу, собираюсь устроиться в отдел по делам несовершеннолетних. Осталось продержаться три месяца, там и зарплата хорошая будет, и не придется унижаться за помощь, чтобы кормить семью.(имя изменено по просьбе героини)Фото: предоставлено героиней материалаМы познакомились 10 лет назад через общих друзей, когда пришли к ним в гости.

Сначала все было романтично, фактически любовь с первого взгляда, и в принципе никаких тревожных знаков я не замечала. Отношения закрутились так быстро, что мы стали встречаться, и через полтора месяца я уже забеременела.Сначала он вроде был рад, но потом оказалось, что он не готов принимать проблемы, возникавшие в процессе беременности.

У меня был токсикоз, не всегда хорошо себя чувствовала, в итоге появилась необходимость лечь в больницу на сохранение.

Тогда он начал как-то странно себя проявлять и требовать, чтобы я была такой же, как и в момент знакомства. Он стал сам решать, ложиться мне в больницу или нет, потом запретил общаться с друзьями, потому что ему не нравились их советы. Уже тогда он старался все контролировать, начал читать мои письма, слушать все телефонные разговоры, запрещал ставить пароли и требовал, чтобы я ему все рассказывала.

Причем считал, что делает это из хороших побуждений и во благо семьи. На тот момент я училась, а он, будучи на четыре года старше, уже работал.

Во время беременности мне пришлось взять академический отпуск, но после рождения ребенка он обратно на учебу меня не пустил.

Он запер дверь и сказал: «Все, твой институт закончен, теперь работать тебе не надо, это буду делать я. А твое дело сидеть, борщи варить, за ребенком ухаживать и делать все, что я скажу».На работу тоже не давал устраиваться, однажды разбил мой телефон, чтобы я больше не смогла договариваться о собеседованиях.
А твое дело сидеть, борщи варить, за ребенком ухаживать и делать все, что я скажу».На работу тоже не давал устраиваться, однажды разбил мой телефон, чтобы я больше не смогла договариваться о собеседованиях.

Потом разбил ноутбук, когда ему не понравилось одно письмо. Причем письмо было от подруги, где она просто вспоминала одного нашего общего знакомого.

Он принял это как личное оскорбление, а с представителями мужского пола вообще запретил общаться. Позже он стал звонить моим друзьям и подругам, что-то им говорил, после чего мое с ними общение прекращалось.

Скорее всего, он серьезно запугивал людей, вплоть до угроз родственникам и убийства.

С родителями мы тоже не общаемся, потому что они изначально были против нашей женитьбы. Таким образом, года через два я уже не общалась ни с кем из «внешнего мира».

Просто смирилась с этим в какой-то момент и поняла, что если не делать лишних звонков и слушать его, то все будет более-менее ничего. Но потом он стал драться, бить меня.

Сначала это было не сильно: где-то толкнул, еще что-то. Но потом он стал чаще пить и через 2,5 года после женитьбы, прямо на Новый год, он устроил драку.

Причем с нами была его мама, которой тоже досталось. Его взбесило то, что мы с мамой спокойно попросили его больше не пить.

Мы пытались его остановить, но это было бесполезно.После второго случая побоев я обратилась в полицию, но они отказали в возбуждении уголовного дела, потому что было недостаточно доказательств, что это сделал муж. По идее там проходили статьи 116 и 119 (ст. 116 УК РФ «Побои», ст. 119 УК РФ «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью».

– Прим. ред.). Когда пришел участковый, муж сказал, что ничего подобного в семье не происходит, что он

«не бьет и нормально себя ведет, но может быть иногда наказывает»

, – это так у него называется.

А после разговора с участковым ситуация в семье еще сильнее ухудшилась, муж стал вообще неуправляемым.

Когда он разбил мне нос, я ходила в травмпункт, но испугалась сказать, что это побои, ведь если бы там завели уголовное дело, мне бы не поздоровилось.

Я боялась, что если это всплывет, он может просто меня убить. Он запирал меня дома, пока синяки от побоев не заживали.

Главным было, чтобы соседи этого не увидели. И старался бить так, чтобы следов было не видно, в основном по голове. Самое страшное, что в доме был маленький ребенок, который все это видел.

Он тоже папу боялся, садился, закрывал уши, глаза, и пытался на все это не смотреть.

Мне было очень тяжело, но огородить его от этого я никак не могла. Потом снова были обращения в полицию, но в какой-то момент я потеряла надежду, что они мне помогут. Пыталась сама поговорить с ним по-хорошему, но он просто не слышал.

Его агрессия могла наступить в любой момент: мог побить за то, что я забыла поперчить мясо, или сломать ребенку планшет за то, что он не пошел чистить зубы по первому требованию.

Вдобавок вспоминал мне какие-то старые обиды и бил еще и за это. Скандалы и драки происходили волнами: то возникали, то утихали.

Но в последний год периодов затишья практически не было. Я терпела все это в течение восьми лет, но в какой-то момент районный психолог, к которому я ходила, поняла, что ситуация не меняется, и посоветовала обратиться в Кризисный центр помощи женщинам и детям.

Она сама позвонила и сообщила, что мы можем туда приезжать. Тогда мы с ребенком собрали вещи, подождали, пока он уйдет, и вышли. Сейчас, находясь в центре, я чувствую психологическое облегчение, со мной разговаривают специалисты, с ребенком также ведется работа, индивидуально и в группе.

Хотя муж знает, где мы. Уже звонил и говорил, что мы его позорим, что у нас в семье все нормально, и мы должны вернуться обратно. Но понятно, что ничего не изменится.

Перед тем, как уйти, я уже подала заявление на развод. Сейчас идет бракоразводный процесс, а я определяюсь, где мы будем жить и куда устроиться работать.

Оглядываясь назад, я понимаю, что надо было уходить раньше, когда уже начался контроль, даже еще не побои.

Женщинам, находящимся в подобных ситуациях, обязательно нужно обращаться в полицию, но безопаснее делать это уже из кризисного центра. Рисковать не следует, ведь такие люди могут действительно покалечить, если не убить. Фото: depositphotos/ djedzuraВ Москве при Департаменте социальной защиты населения действует , это единственное государственное учреждение в столице, основным направлением деятельности которого является помощь в подобных ситуациях.

Стационарные отделения кризисного центра предоставляют 70 койко-мест на временное проживание женщинам (одной или с ребенком), пострадавшим от психофизического насилия в семье. Помимо государственного центра, помощь женщинам оказывают и различные некоммерческие организации.Если стационар города принимает только москвичей, то на «телефон доверия» (8-499-977-20-10 или 8-488-492-46-89) могут позвонить женщины из любой точки страны. Ежедневно на «телефон доверия» и «горячую линию» (стационар) поступает около 25 звонков.

Всего с 2014 по 2018 гг. за психологической помощью женщинам и детям в Центр поступило более 44 тысяч очных обращений и почти 24 тысячи обращений на «телефоны доверия».

Примерно 10–15% позвонивших женщин решаются обратиться в центр и пройти реабилитацию. Жители других городов перенаправляются в профильные государственные или некоммерческие организации по месту проживания.Как отмечают специалисты Кризисного центра, физическому насилию, как правило, предшествует длительное психологическое насилие в виде постоянных оскорблений, насмешек, критики любого мнения женщины и так далее. Поэтому в первую очередь женщине в такой ситуации необходимо обратиться за квалифицированной помощью к психологу.Если вы подверглись физическому насилию в семье (это относится и к тем случаям, когда следов побоев на теле не видно), необходимо продумать план безопасности себя и детей, обратиться за квалифицированной помощью в Кризисный центр помощи женщинам и детям.При получении телесных повреждений (рассечение кожных покровов, переломы, гематомы и других) в результате физического насилия в семье, необходимо обратиться в полицию, документально зафиксировать побои и повреждения, а также найти убежище, чтобы изолировать себя от обидчика.

Если женщина получает убежище в стационаре, то ей незамедлительно оказывают психологическую, медицинскую, социальную помощь. Если решает укрыться у родственников, то она также может обратиться за помощью в Кризисный центр. Это относится ко всем пострадавшим, включая свидетелей насилия, чаще всего это дети.

Он ударил в первый раз. Что делать?

Домашнее насилие — трагедия, не имеющая границ.

Мужья увечат и убивают жен, матери лишают жизни детей, дети измываются над престарелыми родителями, внуки над бабушками и дедушками.

Насильниками становятся благополучные на вид люди, вежливые, обеспеченные, образованные. Почему так происходит и можно ли себя защитить? Статистика домашнего насилия по России ужасает — от 12 до 14 тысяч женщин ежегодно погибает от рук своих мужей или становится калеками, более 7 тысяч детей избивают до увечий или убивают.

80% замужних женщин, если верить опросам, хотя бы однажды сталкивались с вербальным насилием, 20% — с физическим. Более 5 тысяч детей в год становятся жертвами сексуального насилия со стороны родственников, около 50 тысяч бежит из дома.

Ресторатор из Москвы убил свою жену, мать троих детей, узнавшую о его измене. Бизнесмен из Артемовска, запрессованный кредиторами, застрелил дочь, сына и беременную жену.

Шизофреник из Нижнего Новгорода убил беременную жену, шестерых детей и родную мать — семья несколько раз обращалась в полицию по поводу жестокого обращения, но никто их не защитил. Мать из Лабытнанги избила до полусмерти двухлетнего сына, не получив на карту пособие. Мать из Томска убила семилетнего сына за плохо выполненное домашнее задание.
Мать из Томска убила семилетнего сына за плохо выполненное домашнее задание.

Родители выбрасывают детей из окон, топят и душат… и это только верхушка айсберга.

Мало кто обращает внимание на синяки на лице соседки или заплаканное лицо одноклассника своих детей, мало кто потрудится набирать номер полиции, услышав крики о помощи.

Насилие творится за закрытыми дверями, в кругу семьи. И о нем молчат до последнего.

Потому что стыдно, страшно, неловко объяснять, что твой примерный, непьющий, хорошо зарабатывающий муж превращается в дикого зверя, или ты сама, любящая добрая мамочка, становишься чудовищем, кричишь на малыша и лупишь его почем зря. Потому что надеешься — все изменится. Муж осознает, ребенок подрастет и начнет слушаться, дела обустроятся и все будет хорошо… Не будет.

С момента первой пощечины женщине и первого «ремня» ребенку ситуация меняется безвозвратно.

Человек, который никого не бил, будет искать легитимные способы выразить гнев, а тот, кто попробовал адреналиновый кайф от выплеска эмоций через насилие, начнет увеличивать дозу.

Человек, которого никогда не били, доверяет семье, а «битая ворона куста боится». Боль рушит базовое доверие, порождает страх и агрессию, непредсказуемо обостряет или глушит эмоции.

Иногда травматизация настолько серьёзна, что жертва начинает провоцировать своего обидчика, ощущая себя живой только на пике сильных переживаний.

Или срабатывает «Стокгольмский синдром» — в 1973 году шведский грабитель взял в заложники четырех банковских клерков, и за пять дней заключения они так привязались к бандиту, что наняли ему адвоката. Или формируется знаменитый «треугольник Карпмана» — «преследователь-жертва-спаситель», в котором возникает взаимозависимость агрессора и объекта агрессии.

Именно в таких треугольниках взрывы насилия сопровождаются мольбами о прощении и «медовым месяцем», заставляющим жертву вытеснить из памяти пережитые страдания.

Да, в таком треугольнике оказываются и родители с детьми.

При этом в брак вступают нормальные люди — любящие, добрые и счастливые. Глядя на сияющее лицо гордого жениха трудно вообразить, что он станет лупцевать дочку или бить по животу жену.

Откуда же берется насилие в семье?

Вариантов пять. Союз с душевно или духовно больным, изувеченным человеком, психопатом, алкоголиком или наркоманом.

В этом случае физическое и эмоциональное насилие проявляется чуть ли не на свадьбе и со временем только нарастает, принимая все более уродливые формы. Когда мужчина лупит жену до обморока из-за подгоревшей яичницы или ломает руку годовалому сыну за пролитую на документы воду — это не дурное настроение или каприз, а болезнь, чрезвычайно опасная для окружающих. Хронический стресс, долгий недостаток сна в сочетании с физическим и эмоциональным перенапряжением.

Муж работает на износ, зная, что денег все равно недостаточно, и жена начнет упрекать за бедность. Мать-одиночка выворачивается наизнанку, чтобы у дорогого чада были ботиночки, портфельчик и планшет «не как у нищих».

Ребенок годами не спит больше пары часов подряд и не дает спать маме, или в конвейер включаются погодки. Нет своего жилья, места и времени для уединения.

И над семьёй парят токсичные родственники, капающие на душу «а этот твой!», «поучи свою бабу!», «заткни сосунка!». Не все выдерживают, начинаются срывы — сперва крик, потом швыряние посуды, а следом и оплеухи с затрещинами.

После срыва ненадолго становится легче — и круг замыкается. Психотравмирующая ситуация. Увольнение с работы, невозможность платить ипотеку или кредит, тяжелая болезнь или смерть близкого человека, измена одного из супругов, появление первого ребенка, непозволительное поведение подростка, ограбление, пожар, автокатастрофа, переезд в другой город или другую страну. На поверхность вылезают самые неприглядные черты характера супругов, обостряются застарелые конфликты, нарастают обвинения, гнев и ярость, происходит переоценка ценностей.

И порой пустяка достаточно, чтобы произошел взрыв, вплоть до убийства. Нелюбовь. Супруги вступили в брак, потому что женщина забеременела, потому что «время пришло» или обстоятельства вынудили. Приспособиться к ситуации не получилось, подспудное недовольство растет, жена пилит мужа, муж бьёт жену, и оба срываются на детях.

Семейные «традиции». У одного или обоих супругов проблемы в родительской семье решались насилием, показательной поркой, дракой.

Даже если человек изначально не хочет воспроизводить родительскую модель, со временем она может всплыть из подсознания.

Определить человека, страдающего душевным заболеванием, зависимостью или патологической деформацией личности, на этапе «жениховства» в принципе можно.

Остальные варианты, увы, непредсказуемы и теоретически могут возникнуть в любой семье.

Комментирует психолог Андрей Новоселов: Нормальные люди, в среднем и целом, к физическому насилию вообще не склонны. В армии долго и сложно отбирают и готовят людей, способных без колебаний бить и убивать в ближнем бою, и их (помимо психопатов, о которых разговор отдельный) получается заметное меньшинство от всех призывников.

Что-то около 10-15%. Остальным даже в специально организованной для этого среде бить трудно. То же самое касается и уличных гопников, их меньшинство, да и те обычно сначала «догоняются» алкоголем или лёгкими наркотиками, прежде чем идти развлекаться насилием.

Так что нормальных людей, которые просто так никого не бьют, пожалуй, всё-таки большинство.

Они могут быть мелкими семейными тиранчиками, нытиками, брюзгами, разгильдяями и гуляками, но к физическому семейному насилию они не склонны. Чтобы они сорвались, их надо долго держать в нестерпимых условиях, истерить, ставить противоречивые требования и в общем вести себя мерзко — и тогда когда-нибудь аффект накопится, человек сорвётся до неумелого рукоприкладства (или до бытового убийства, тут как получится).

Потом искренне ужаснётся, будет раскаиваться, виниться, заглаживать содеянное и ещё долго-долго держаться до следующего срыва. Что же делать? Конечно с помощью одной статьи невозможно отыскать рецепт решения проблемы, об которую бьются миллионы психологов, социологов и социальных работников во всем мире.

Но кое-что посоветовать можно.

Если вы хотите, чтобы в вашей семье не было насилия — просто не впускайте его в дом. С первых дней брака. Не позволяйте себе злыми словами «бить» мужа по болевым точкам, унижать его на людях, шантажировать отказом от близости, манипулировать его чувствами.

Не допускайте, чтобы муж оскорблял и унижал вас, отнимал ваши деньги, портил ваши вещи, контролировал ваш телефон и перемещения. Не поднимайте руку на детей, не унижайте их — маленький человек тоже личность.

Не разрешайте мучить и избивать домашних животных. Не одобряйте уничижительное обращение с родственниками, особенно пожилыми и беспомощными, не радуйтесь «курощению» бывшей жены.

Есть масса методик работы с гневом, выплеска и выпуска эмоций. Их можно прокрикивать, продыхивать, просчитывать от одного до бесконечности, простите.

сливать в унитаз, бить боксерскую грушу, рвать и жечь «листы гнева». Попробуйте сами и поделитесь наработками с мужем. Ссоры в семье неизбежны. Но ссориться можно и нужно без насилия. Высказывайте недовольство из «я-позиции», без упреков и обвинений, не вспоминайте прошлые обиды. Не бейте по мужской гордости и самолюбию, шутками или нарочитым преувеличением парируйте грубости в ваш адрес «да, любимый, я ужасная дура, самая глупая дура в этой галактике».
Не бейте по мужской гордости и самолюбию, шутками или нарочитым преувеличением парируйте грубости в ваш адрес

«да, любимый, я ужасная дура, самая глупая дура в этой галактике»

. Пользуйтесь психологическим айкидо, мягко уходите от болевых контактов.

Деритесь подушками или надувными мечами, обливайтесь водой, устраивайте борьбу, смейтесь вместе и выпускайте агрессию.

В стрессовых и особенно в психотравмирующих ситуациях очень важно понимать, что болит не только у вас, но и у всех, кто рядом с вами, что любой удар, любое обвинение сейчас воспринимаются намного острее — и вами и вашими близкими.

Используйте любую возможность для сна, отдыха, смены обстановки.

Говорите по душам, обязательно выслушивайте мужа и постарайтесь его понять. Не напоминайте о своих проблемах и тем более не обвиняйте, когда мужчина «на взводе», голоден, устал, решает срочный вопрос. Если вы устали, голодны и «на взводе» — выйдите из ситуации, на худой конец запритесь в ванной с шоколадкой и сладким чаем.

Вам кажется, что в статье звучит тезис «жена да убоится мужа»?

Не совсем так. Женщина гармонизирует обстановку и создает атмосферу, она может сделать семейный климат мягче и приятнее — или обеспечить ежевечерние бури. Но семью создают два человека.

И в насилии всегда —подчеркиваю _всегда_ — виноват насильник. Никакие слова, никакая оплошность, грубость или глупость не дают одному человеку права избивать другого. К слову, к женщинам это тоже относится, пощечина мужу и трепка ребенку — это тоже насилие.

Конфликт никогда не происходит на ровном месте, беспричинно — исключая, увы, случаи манифестации душевных заболеваний, алкогольную или наркотическую интоксикацию. Нарастание градуса агрессии в семье отслеживается по грубости, брани, хлопанью дверьми, беспочвенным обвинениям и слезам.

Если вы видите, что муж злится и придирается, или вы сами превращаетесь в фурию — постарайтесь изменить ситуацию. Проанализируйте причины, обратитесь к психологу или священнику, проверьте здоровье, если есть возможность — смените обстановку. Выберите подходящий день и спокойно поговорите по душам, поделитесь накопившимися проблемами и сомнениями.

Найдите сами или предложите мужу занятие, позволяющее выплеснуть гнев — например, спорт.

Иногда атмосферу разряжает крупная, активная собака, требующая контроля и дрессировки. Первый удар, первое физическое насилие — маркер, показывающий, что ситуация в семье стала недопустимой. Неважно, что послужило причиной — конфликт, алкоголь, стресс на работе, страх или гнев.

Никакие цветы и шубы ситуацию не исправят.

Потому что если вы примете дары и уверения «больше не повторится» — повторится и во второй, и в десятый раз, круг замкнется. Комментирует психолог-консультант Варвара Попова: Если в конфликтной ситуации партнер позволил себе акт физического насилия, это предмет для серьезного разговора.

Не прямо сразу, это чаще всего невозможно потому, что ситуация накалена до предела.

Но через недолгий промежуток времени— необходимо.

Одно из основных правил такого разговора —обойтись без обвинений и упреков.

В противном случае весь смысл такого разговора сводится к нулю и даже может привести к повторению ситуации конфликта. Если разговор без посредника не клеится, скатывается к жонглированию штампами и становится похожим на «сказку про белого бычка», то лучше воспользоваться услугами психолога. В такой ситуации задача специалиста — научить пару слушать друг друга, и слышать, а не додумывать.

А также обучить искусству ссориться. А точнее, не доводить дело до ссор и конфликтов.

Учиться стоит искусству договариваться.

Конфликт ведь как нарыв, зреет постепенно, раз недосказанность и непонимание, два, три… копится негатив постепенно и ба-бах! Взрыв. В этой работе часто всплывает множество «подводных камней». Все тех же детских травм, например.

Или еще бывает несовпадение понимания распределения ролей в семье. У каждого человека существует некое идеальное представление о ней.

Иногда это калька с родительской семьи. Но необязательно. У воспитанников детских домов, например, это может быть некая модель, собранная, как пазл, из книг, фильмов, рассказов окружающих.

И вот эти модели люди пытаются воспроизводить в собственных семьях. Хорошо если они совпадают или хотя бы дополняют друг друга. А если нет? У одного из партнеров идеальная картинка — классический патриархальный брак, у другого — партнерский.

Для одного роль мужа может быть сродни роли диктатора, для другого — равноправного члена сообщества. И тогда нужен поиск компромисса. Если он возможен, конечно. К сожалению, когда ситуация насилия повторяется, способов спасти брак почти нет.

Чисто теоретически насильник может взяться за ум, пройти терапию и справиться с гневом, но для этого ему придется осознать и свою вину, и свою неправоту, а на это способны считаные единицы. Обещания и клятвы не помогают — только лечение у профессионала. Поэтому если супруг поднял на вас руку во второй раз — готовьтесь к разводу.
Поэтому если супруг поднял на вас руку во второй раз — готовьтесь к разводу.

Чтобы не чувствовать себя беспомощной и не имеющей возможности уйти, позаботьтесь о своей финансовой безопасности, хоть немного. В арабских странах жены носят на себе буквально килограммы золотых украшений — если муж решит сказать супруге «талак», она уйдет в чем была, и золото позволит ей выжить. Имейте закрытый счет и секретную карточку, сделайте «заначку» у родителей или лучшей подруги, заведите ячейку в банке или воспользуйтесь камерой хранения на вокзале.

Собрать эквивалент тысячи долларов не так сложно, как кажется, а эта сумма позволит вам купить билеты, продержаться месяц-другой, снять комнату и прокормиться, даже с ребенком. «Заначка» позволит вам уверенней глядеть в будущее и пригодится в любой тяжелой ситуации. А если возникнет необходимость — вы сможете спокойно покинуть дом, где вам угрожают.

Туда же, в «схрон», можно положить нотариально заверенные копии документов, на случай если супруг попробует отобрать паспорт, свидетельство о собственности или рождении ребенка. Необходимость побега возникает, когда супруг входит в штопор, угрожает убийством или самоубийством, наносит вам или детям серьёзные побои. Речь идет уже не о сохранении семьи, а о вашей жизни и жизни детей.

Бежать надо, когда супруг крепко уснул или ушел из дома на несколько часов. Собираете самое необходимое и ценное, сколько сможете унести, смену одежды для себя и детей, вызываете такси, едете в ближайший торговый центр, меняете телефон, покупаете новую симку и быстро принимаете решение, куда дальше.

Если вас примут родители или родственники, если у вас есть близкие друзья в другом городе или достаточно денег, чтобы отправиться отдыхать в Сочи, Абхазию или Крым — это идеальный вариант. Если нет — обратитесь в кризисный центр, они есть во многих крупных городах.

В крайнем случае уезжайте в ближайший населенный пункт, поселитесь на время в хостеле или недорогой гостинице, снимите комнату у вокзальной бабушки. Чтобы выехать без документов и не оставить следов, можно воспользоваться сервисом «блаблакар» — водители, ищущие попутчиков, не будут спрашивать у вас паспорт.

Не забудьте о соцсетях, которые могут индексировать ваше местоположение, — закройте записи и удалите из друзей всех, кто может выдать вас мужу, поменяйте пароли на всех страницах и почтовых ящиках. Вот здесь вы найдете список телефонов и адресов служб помощи женщинам в кризисных ситуациях. Вопросы «что делать дальше» утрясутся сами собой через несколько дней — станут очевидны варианты поисков работы, жилья, детали будущего развода.

Многие знаменитые женщины проходили через столь трагичный этап биографии.

Маргарет Митчелл, уйдя от своего первого супруга, много лет не расставалась с револьвером, пока не узнала, что «бывшего» убили где-то в салуне. Тина Тернер годами страдала от тирании мужа, Айка Тернера, и сбежала от него прямо посреди концертного турне.

Джоан Роулинг тоже была жертвой семейного насилия.

Они выжили и поднялись к вершинам.

Если вы решили обратиться в полицию, делать это нужно «по горячим следам», фиксируя побои в травматологическом пункте.

В полиции неохотно принимают дела о семейном насилии — большая часть жен забирает заявления по тем или иным причинам. Будьте готовы к нелегкой борьбе. И лучше не начинать её, находясь на одной жилплощади с супругом, — обращение за помощью может разъярить его и ухудшить ситуацию.

Если вас избивают — постарайтесь любыми путями выбраться из квартиры и позвать на помощь.

Кричите «пожар», бейте окна, притворяйтесь мертвой или потерявшей сознание, попытайтесь позвонить в полицию или родственникам.

Ваша жизнь дороже любых условностей. Если насильник — вы сами… Да, бывает, что мать избивает своих детей. Это ненормально. Это страшно.

Это лечится, если не упиваться виной и гневом, а назвать проблему по имени и обратиться за помощью, выйти из круга. Понадобятся психологи — и вам и детям.

Предстоит долгая и непростая работа.

Возможно, на время терапии лучше попросить подругу или маму пожить с вами, чтобы останавливать ваши срывы.

Иногда имеет смысл отправить ребенка в санаторий или детский лагерь, чтобы все могли отдохнуть. Но в любом случае выход есть!

Если вы сами раз за разом оказываетесь жертвой — школьной травли, буллинга на работе, семейного насилия, конфликтов — возможно, у вас выработалось виктимное поведение. И вы даже не замечаете, как провоцируете опасные ситуации.

Это не значит, что вы виноваты в чем-то. Но без профессиональной помощи, работы с травмами и внутренними проблемами вам не справиться с тягой к саморазрушению. Обратитесь за помощью и найдете её.

И напоследок хочется от всей души пожелать вам никогда не сталкиваться с необходимостью применять на практике советы из этой статьи.

Пусть ваш дом будет мирным и теплым, уютным и защищенным, пусть в семье царят любовь и доверие.

А если вы вдруг начнете лупить друг друга подушками — лишь затем, чтобы повеселиться вместе! Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов2НаградитьНравится

  1. |

Битые жены, бьющие мужья.

Психология супружеского насилия

26.11.2008 22:17:0 Автор: Светлана СЕНЕНКО (Нью-Джерси) Сразу нужно уточнить, что склонность к решению межличностных проблем с помощью применения физической силы не является исключительной прерогативой мужчин.

Опросы и наблюдения показывают, что примерно одинаковое количество представителей обоих полов (около 20%) считают побои приемлемым средством убеждения по отношению к своим близким. Тем не менее в подавляющем большинстве случаев супружеского насилия реализуется схема «бьющий муж и битая жена». Распространенность и привычность домашнего насилия поражает и удручает.

«Питбули» и «кобры» При всем бесконечном разнообразии индивидуальных черт характера и жизненных историй, бьющие мужья подразделяются на два основных типа, разительно отличающихся по манере поведения. Наиболее распространенный (до 80%) тип — это «питбули».

Во время скандала они распаляются постепенно, становясь все более агрессивными вплоть до финального броска на жертву — типичная реакция злобной собаки. Классический «питбуль» испытывает к жене смешанные чувства: с одной стороны, он ее, мягко говоря, не очень высоко ценит, а с другой — сильно зависит от нее психологически. В результате его отношение к жене тоже смешанное: он отстранен от нее как от личности и одновременно требователен к ней как к «функции».

Чтобы удовлетворить желания мужа и одновременно не вызывать его недовольство и не провоцировать вспышки ревности, жены «питбулей» вынуждены следить буквально за каждым своим словом и шагом.

Часто им приходится ограничить свой круг общения, вплоть до прекращения контактов с родственниками и друзьями. Однако, как ни старайся, «питбулю» трудно, а то и невозможно угодить.

В особо тяжелых случаях в ход идут попытки поставить под сомнение здравость ума жены. В сочетании с вынужденно-добровольной изоляцией такая тактика может привести к тому, что она сама начинает сомневаться в своем душевном здоровье. Второй тип бьющих мужей — это «кобры».

Им не надо разогревать себя криком и бранью — они нападают неожиданно и быстро, оставаясь при этом совершенно спокойными. Их физиологические реакции во время семейной стычки парадоксальны: ни пульс, ни давление не только не повышаются, но иногда даже понижаются — так бывает, когда люди сосредоточены на решении интеллектуальной задачи.

Несмотря на относительную малочисленность (около 20%), именно «кобры» ответственны за большинство наиболее тяжких последствий домашнего насилия, нередко с применением различных предметов и даже оружия. Многим из них ставят диагноз «асоциальное личностное расстройство», характеризующееся такими симптомами, как лживость и мелкое воровство в детстве, жестокое обращение с животными, поджоги, импульсивное криминальное поведение.

Зато, не в пример «питбулям», от которых бывает очень трудно избавиться, «кобра» может относительно легко потерять интерес к жене, если убедится, что та вышла из-под его влияния и контроля, и переключиться на поиск другой жертвы. Другое дело, что жены «кобр» сами нередко склонны сильно привязываться к ним.

Типичная реакция «питбуля» на уход жены — уговаривать ее вернуться, а если не получается, то долго преследовать. При этом «питбуль» склонен отрицать и преуменьшать собственные грехи, приведшие к разрыву, и нередко считает себя вправе наказывать ушедшую жену за вероломство с помощью насилия, вплоть до вынашивания и осуществления планов ее убийства. Почему они бьют? Очевидно, что с помощью насилия и побоев муж устанавливает свою власть над женой.

Главный секрет домашнего насилия, однако, заключается в том, что его корни связаны не с силой, а с бессилием мужчины. Есть два существенных момента, отличающих психологию и образ мыслей бьющего мужа от психологии и образа мыслей нормального мужчины. Во-первых, в его жизни произошел поворотный момент, когда он сделал выбор: бить — можно.

Во-вторых, он сам является жертвой патриархальных установок относительно гендерных ролей и маскулинности.

Проводимые психологами интервью, в которых эпизоды избиения «прокручиваются назад», как в замедленной киносъемке, показывают, что в моменты, непосредственно предшествующие агрессии, в сознании бьющего мужа происходит борьба между переживаемыми «немужскими» эмоциями, с одной стороны, и установками по поводу чувств, которые должен испытывать «настоящий мужчина», с другой. На уровне сознания бьющий муж выстраивает цепочку оправданий и перекладывает вину с больной головы на здоровую по схеме «она сама нарывалась».

Подсознательно же он ощущает свою уязвимость и одновременно подразумевает, что святой долг жены — успокоить, утешить, обеспечить душевный комфорт и сделать так, чтобы он почувствовал себя сильным. Если она не справляется с этой миссией, в ход идут кулаки.

Вспышками ярости и физической расправой муж фактически наказывает жену за собственную слабость и потребность в ней. Особенно опасным он становится, если чувствует (не важно, насколько обоснованно), что его могут бросить. В глубине души он уверен, что жена уйдет от него, если он не будет доминировать над ней и бдительно следить за каждым ее шагом.

Мужчина, склонный к битью, неправильно реагирует на социальные ситуации с вовлечением ревности, например, когда незнакомый мужской голос зовет жену к телефону или когда жена смеется в ответ на шутки другого мужчины.

В то время как жена всего-навсего проявляет вежливость или флиртует в рамках шутливой нормы, ему кажется, что она уже готова ему изменить, и он ощущает панику отверженного.

Вторая типичная ситуация, вызывающая насилие, — когда жена отказывает мужу в сексе, или когда она занята чем-то своим — учится, встречается с подругами. Ведь ему нужно не просто постоянное присутствие жены в зоне досягаемости, но и постоянная концентрация ее внимания к его персоне. Когда ее нет поблизости, или когда она, физически присутствуя, демонстрирует свое равнодушие, он ощущает рядом с собой гнетущую пустоту, требующую заполнения чем угодно и с помощью чего угодно.

Третья ситуация, провоцирующая битье, — когда жена предъявляет свои претензии (например, требует или просит не пить с друзьями) или подвергает сомнениям и насмешкам планы или действия мужа.

Обычно такие мужья уверены, что имели право на избиение, потому что жена проявляла враждебные намерения. Это очень важный момент. Он говорит не только о том, что у таких мужчин есть серьезные трудности с интерпретацией социальной информации, но и о том, что по их мнению, существуют резонные причины, дающие им право на насилие. Факторы риска Среди множества факторов, по которым с достаточно высокой степенью вероятности можно предсказать склонность человека к насилию в семье, наиболее существенными являются четыре «если».

Во-первых, если у него есть история серьезных поведенческих проблем в подростковом возрасте.

Во-вторых, если он вырос в семье, где насилие было нормой. В-третьих, если его родители были слишком строгими и наказывали его с чрезмерной жесткостью и даже жестокостью.

В-четвертых, если он перенес травму головы. Есть и еще кое-какие мелкие «приметы». Например, бьющие мужья часто испытывают серьезные затруднения в учебе.

Кроме того, они демонстрируют нехватку эмпатии по отношению к людям вообще и к своей партнерше в частности. Однако даже при наличии всех четырех «если» мужчина имеет шанс остаться цивилизованным, а может стать насильником и без всяких «если». Тем не менее понимание, что человек находится «в группе риска», бывает полезным прежде всего ему самому.

Ведь соблазн применить насилие можно преодолеть, хотя это бывает и нелегко. Агрессивное поведение можно объяснить и можно лечить, и это вовсе не означает попустительства или прощения и не снимает ответственности за насилие. К сожалению, не у всех мужчин, склонных к насилию, есть стремление и мотивы для коррекции своего поведения.

Еще меньшее их количество поддается психотерапии.

Битые жены: мифы и реальность Стереотип, согласно которому битая жена представляет собой пассивную, покорную и мирную жертву, часто не соответствует действительности. Жены и сами бывают повышенно агрессивными и склонными к применению физических мер в качестве аргументов. В начале ссоры они нередко ведут себя безоглядно: делают язвительные и унизительные замечания и выливают на мужа ушаты презрения.

Так же, как их воинственные мужья, они быстро воспламеняются и не склонны сдавать позицию при столкновениях даже по незначительным поводам. Складывается впечатление, что супруги заводят друг друга.

При этом страх возникает в женах только как непосредственная реакция на битье. Справедливости ради следует подчеркнуть, что вспышки ярости жен практически всегда происходят в ответ на атаки мужа. Именно жены (особенно в начальный период отношений) стараются внести некую дозу нормальности в семейную жизнь — отвечают спокойно, пытаются объяснять свою позицию.

Но если жена сдерживается и подавляет свои отрицательные эмоции, муж раскручивает себя на драку самостоятельно. Эмоциональное состояние битых жен представляет собой парадоксальную смесь гнева и возмущения с одной стороны, и глубокой печали — с другой. Обычно эти эмоции не сочетаются: человек может быть либо разгневан, либо печален.

Такой противоречивый эмоциональный коктейль вызывает чувство бессилия и затрудняет поиски выхода из тупика. А выход искать нужно: ведь если мужья в семейных сражениях борются за свою власть, то жены — за свою жизнь.

Бьет — значит любит? Битые жены не обязательно вышли из семей, где практиковалось насилие. Чаще они пережили в детстве другую беду — недостаток материнской любви и заботы. Когда девочка, выросшая без мамы, и мальчик, перенесший в детстве побои и унижения, вырастают и встречают друг друга, их союз оказывается очень прочным.

Отношения между ними нередко строятся на обоюдной уверенности, что они впервые нашли человека, который принимает их такими, какие они есть.

Они ощущают себя друг с другом «особенными», отличающимися от остального мира.

Нередко после очередного взрыва насилия в таких парах наблюдается своеобразный «медовый месяц». У супругов может даже появиться ощущение более глубокой внутренней связи — после всего ужаса, который они пережили вместе.

Срабатывает так называемый «эффект заговорщиков» — ведь они знают друг друга лучше всех в мире. Уродливая правда жизни такова, что, несмотря на побои и унижения, во взаимоотношениях между битыми женами и бьющими мужьями часто присутствует страстная или романтическая любовь, или, точнее, сильная привязанность и взаимная психологическая зависимость.

Возможность признать этот факт без боязни быть пристыженной и осужденной помогает женщине начать решать проблему — правда всегда освобождает.

Нередко, когда разговор заходит о жертвах домашнего насилия, возникает вопрос: «почему они не уходят?» На самом деле битые жены довольно часто уходят от своих бьющих мужей. Беда в том, что, как правило, они потом возвращаются по разным причинам.

Самые распространенные из них связаны с материальными обстоятельствами: нет денег, нет работы, которая могла бы прокормить, негде жить. Но даже если все это худо-бедно есть, нередко они дают себя уговорить вернуться, веря и не веря, что «больше так не будет». Многих мужья возвращают с помощью того же насилия или угроз.

Немало битых жен уходят от мужей-обидчиков по нескольку раз.

Главное же — это то, что битые жены находятся в ловушке зависимости. Чтобы уйти, им нужна разносторонняя система поддержки — как материальной, так и психологической. Так что вопрос заключается не в том, почему они не уходят, а в том, почему общество попустительствует домашнему насилию.

Просто факты — Наиболее частой причиной травм среди женщин является избиение мужьями и партнерами.

— Насилие в семье распространено во всех слоях общества. Безопасность не может гарантировать ни образование, ни уровень доходов, ни профессия, ни язык общения, ни этническое происхождение, ни вероисповедание. — Риск погибнуть от руки незнакомца для женщины в среднем почти на порядок ниже, чем в собственной семье.

— В Украине от рук мужей ежегодно погибает более 10 тысяч женщин. — Начало регулярных побоев часто бывает связано с беременностью жены.

Если муж бил жену и раньше, то беременность вызывает интенсификацию и ужесточение избиений.

— По сравнению с любым другим пережитым преступлением против личности физическое насилие производит на жертву наиболее глубокий и долговременный эффект. — Если мужчина бьет детей, то общественное мнение (включая и самих выросших детей) чаще склонно обвинять не его, а женщину — за то, что та не может защитить их от отца-драчуна.

— Среди малолетних убийц большинство были осуждены за расправу над мужчинами, издевавшимися над их матерями. — Со временем уровень домашнего насилия может снизиться сам собой, но оно никогда полностью не исчезает само по себе — разве что с полной потерей мужем физической силы. — Не все семейные ссоры переходят в фазу насилия, зато насилие всегда сопровождается словесным унижением.

добавлю от себя если муж просто ударил один раз, и Вы простили, то такие удары перерастают в избиения и побои. С ПЕРВОГО УДАРА НЕ СМЕЙТЕ ЖАЛЕТЬ, БЕГИТЕ ЖАЛУЙТЕСЬ В ПИСЬМЕННОМ ВИДЕ, ОБЯЗАТЕЛЬНО ЗАФИКСИРУЙТЕ ПОБОИ.

ДАЖЕ ЕСЛИ ПОТОМ ПРОСТИТЕ, ОБЯЗАТЕЛЬНО ПОТРЕБУЙТЕ ИЗВИНЕНИЯ В ПИСЬМЕННОМ ВИДЕ И ХРАНИТЕ В НЕДОСТУПНОМ МЕСТЕ, А КСЕРОКОПИЮ — ПОД РУКОЙ.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+